24/06/18
Как "катюши" стреляли сараями по немцам

Во время Великой Отечественной войны советский народ проявил беспримерный героизм и стал в очередной раз примером самопожертвования во имя Победы. Красноармейцы и партизаны не жалели себя в бою с врагом. Однако были случаи, когда победу добывали не силой и храбростью, а хитростью и смекалкой.

Лебедка против неприступного ДОТа

Во время битвы за Новороссийск на плацдарме “Малая земля” служил и сражался морской пехотинец Степан Щука - потомок керченских рыбаков, поколениями промышлявших в Черном море.

Благодаря его смекалке солдатам удалось без потерь взять вражеский ДОТ (долговременная огневая точка), который до этого казался неприступным. Он представлял собой каменный дом с толстыми стенами, пути к которому были перегорожены колючей проволокой. На “колючке” были навешаны пустые жестяные банки, гремевшие от каждого прикосновения.

Все попытки взять ДОТ боем заканчивались неудачей - штурмовые группы несли потери от пулеметного, минометного и артиллерийского огня и были вынуждены отступать. Степан же смог раздобыть лебедку с тросом, и ночью, незаметно подобравшись к проволочным заграждениям, прицепил к ним этот трос. А когда он вернулся обратно, то привел механизм в действие.

Когда немцы увидели уползающее заграждение, то сначала открыли шквальный огонь, а потом и вовсе выбежали из дома. Тут они и были взяты в плен. Позже они рассказывали, что, увидев уползающую преграду, испугались, что имеют дело с нечистой силой, и запаниковали. Укрепление было взято без потерь.

Черепахи-диверсанты

Ещё один случай произошел на той же “Малой земле”. В той местности водилось множество черепах. Как-то одному из бойцов пришла в голову мысль привязать к одной из них консервную банку и выпустить земноводное в сторону немецких укреплений.

Услышав бренчание, немцы подумали, что красноармейцы режут проволочные заграждения, на которых в качестве звуковой сигнализации были навешаны пустые консервные банки, и около двух часов расходовали боеприпасы, расстреливая участок, где не было ни одного солдата.

На следующую ночь наши бойцы пустили в сторону позиций врага десятки таких земноводных “диверсантов”. Грохот банок при отсутствии видимого противника не давал немцам покоя, и они долгое время тратили огромное количество боеприпасов всех калибров, отбиваясь от несуществующих врагов.

Подрыв мины за несколько сотен километров

Имя Ильи Григорьевича Старинова вписано отдельной строкой в историю русской армии. Пройдя Гражданскую, испанскую, советско-финскую и Великую Отечественную войны, он увековечил себя как уникальный партизан и диверсант. Именно он создал простые, но чрезвычайно эффективные мины для подрыва немецких поездов. Под его руководством были подготовлены сотни подрывников, которые превратили тыл немецкой армии в ловушку. Но самой его выдающейся диверсией стало уничтожение генерал-лейтенанта Георга Брауна, который командовал 68-й пехотной дивизией вермахта.

Когда наши войска, отступая, покидали Харьков, военные и непосредственно первый секретарь Киевского обкома ВКП (б) Никита Хрущев настояли на том, чтобы в городе на улице Дзержинского был заминирован дом, в котором жил Никита Сергеевич. Он знал, что немецкие офицеры из числа командования, когда встают на постой в оккупированных городах, квартируются с максимальным комфортом, а его дом подходил для этих целей как нельзя лучше.

Илья Старинов с группой саперов заложили в котельной хрущевского особняка очень мощную бомбу, которая приводилась в действие радиосигналом. Бойцы прямо в помещении выкопали 2-метровый колодец и заложили туда мину с аппаратурой. Чтобы немцы не нашли её, в другом углу котельной "спрятали", плохо замаскировав, ещё одну мину-обманку.

Через пару недель, когда немцы уже полностью оккупировали Харьков, взрывчатку активировали. Сигнал для взрыва был подан аж из Воронежа, расстояние до которого было 330 километров. От особняка осталась только воронка, погибло несколько немецких офицеров, в том числе упомянутый Георг Браун.

Русские обнаглели и стреляют сараями

Многие действия красноармейцев во время Великой Отечественной вызывали у немецких войск удивление, близкое к шоку. Канцлеру Отто фон Бисмарку приписывают фразу: “Никогда не воюйте с русскими. На каждую вашу военную хитрость они ответят непредсказуемой глупостью”.

Реактивные системы залпового огня, которые наши бойцы ласково прозвали “Катюшами”, стреляли снарядами М-8 калибра 82 мм и М-13 калибра 132 мм. Позже стали использовать более мощные модификации этих боеприпасов - реактивные снаряды калибра 300 мм под индексом М-30.

Направляющие устройства для таких снарядов не были предусмотрены на автомобилях, и для них сделали пусковые установки, на которых, по сути, регулировался только угол наклона. Снаряды укладывали на установки либо в один ряд, либо в два, и прямо в заводской транспортировочной упаковке, где лежало по 4 снаряда в ряд. Для запуска надо было всего навсего подсоединить снаряды к динамо-машинке с крутящейся ручкой, которая инициировала возгорание метательного заряда.

Порой из-за невнимательности, а порой просто по халатности, не прочтя инструкцию, наши артиллеристы забывали вынимать из упаковочных пачек деревянные упоры для снарядов, и те улетали на позиции врага прямо в упаковках. Габариты упаковок достигали двух метров, из-за чего среди немцев ходили слухи, что вконец обнаглевшие русские "стреляют сараями”.

С топором на танк

Не менее невероятное событие произошло летом 1941 года на Северо-Западном фронте. Когда части 8-й танковой дивизии Третьего рейха окружали наши войска, один из немецких танков въехал на опушку леса, где его экипаж увидел дымящуюся полевую кухню. Дымилась она не потому, что была подбита, а потому, что в печке горели дрова, а в котлах варились солдатская каша и суп. Рядом немцы никого не заметили. Тогда их командир вылез из машины, чтобы поживиться провизией. Но в этот момент как из-под земли вырос красноармеец и помчался на него с топором в одной руке и винтовкой в другой.

Танкист быстро запрыгнул обратно, закрыл люк и начал стрелять по нашему солдату из пулемета. Но было уже поздно - боец был слишком близко и смог уйти из-под обстрела. Забравшись на вражескую машину, он топором начал бить по пулемету, пока не согнул его ствол. После этого повар закрыл щели для наблюдения тряпкой и принялся молотить топором уже по самой башне. Он был один, но пошел на хитрость - начал кричать якобы находящимся рядом товарищам, чтобы те скорее несли противотанковые гранаты, чтобы подорвать танк, если немцы не сдадутся.

Через считанные секунды люк танка открылся и оттуда высунулись поднятые вверх руки. Наставив на противника винтовку, красноармеец заставил членов экипажа связать друг друга, после чего побежал помешивать готовящуюся еду, которая могла подгореть. Вернувшиеся на опушку однополчане, которые успешно отбили к тому времени атаку врага, так и застали его: он мирно помешивал кашу, а рядом с ним сидели четверо пленных немцев и недалеко стоял их танк.

Солдаты остались сыты, а повар получил медаль. Звали героя Иван Павлович Середа. Он прошел всю войну и ещё не раз был награжден.