18/06/18
Как Красная Армия в 1920-х годах едва не завоевала Афганистан

В сознании современного жителя нашей страны Афганистан ассоциируется с войной 80-х годов прошлого века, в которой участвовал ограниченный контингент советских войск. Тем не менее большевики еще в 1920-е годы планировали установить контроль над этой страной, и им это практически удалось.

Столкновение империй

Сколько существует Афганистан, ровно столько же эту страну пытаются подмять под себя крупнейшие империи мира. Дело в том, что государству очень не повезло с географическим положением. По его территории испокон веков проходили важнейшие торговые пути, в контроле над которыми были заинтересованы Российская и Британская империи. Обе страны с помощью нелегальной разведки пытались склонить на свою сторону правителей Афганистана, свергая непокорных. Во время очередного бунта, в 1919 году, власть в Афганистане захватил Аманулла-хан. Едва утвердившись на троне, он развязал войну с англичанами и изгнал их с территории своей страны. Новый правитель оказался либералом. Он запретил многоженство, ввел конституцию и даже открыл школы для женщин.

Англичане же за нанесенное поражение коварно отомстили. В 1928 году они напечатали в газетах фото жены Аманулла-хана в европейской одежде без чадры, а потом распространили снимок среди населения Афганистана. Местные жители были повергнуты в шок, решив, что их правитель предал мусульманскую веру. Неудивительно, что тут же началось новое восстание, во время которого оружие бунтовщикам любезно предоставили все те же хитрые англичане. Тем не менее король сдаваться не собирался. Он с верными ему войсками вступил в войну с мятежниками. При этом его представитель обратился к властям СССР с просьбой сформировать отряд сторонников Амануллы и ударить в тыл восставшим. В Москве согласились, но в ответ выдвинули условие: уничтожение банд басмачей, тревоживших СССР на южных границах.

В бой за Афганистан!

К сожалению, никакого вооруженного отряда из афганцев не вышло. Они плохо владели оружием и совсем не разбирались в военной науке. Вместо них воевать за Амануллу отправился отряд красноармейцев из Среднеазиатского военного округа. Военнослужащих переодели в одежду афганцев и отправили в поход, наказав не говорить по-русски в присутствии посторонних. Возглавил отряд «турецкий кадровый военный», он же командир корпуса, герой Гражданской войны Виталий Примаков. Отряд из 2000 сабель перешел границу с четырьмя орудиями и 24 пулеметами. Он с ходу атаковал пограничную заставу, находившуюся под контролем мятежников. Бой был выигран без потерь личного состава. Следующим стал город Келиф. Его защитники сдались после нескольких залпов артиллерии.

Переодетые красноармейцы продолжали свой путь. Без боя открыл ворота Ханабад, а за ним второй по величине город страны Мазари-Шанриф. Такой наглости восставшие стерпеть не могли и выслали подкрепление. Однако взять штурмом город, в котором засели отлично вооруженные красноармейцы им не удалось. В это время в Афганистан вторгся второй отряд из 400 человек при 6 орудиях и 8 пулеметах. Его личный состав также был замаскирован под афганцев. Спустя несколько дней он слился с первым отрядом и победное наступление продолжилось. Пали еще несколько небольших городов, после чего красноармейцы взяли курс на Кабул, предполагая занять столицу страны. По дороге была уничтожена банда Ибрагим-бека из 3000 сабель.

Пирова победа

Однако несмотря на успех, руководитель отряда Примаков был недоволен. Он считал, что идет помогать Аманулле, а на деле воевал со всем населением Афганистана: местные жители объединялись, чтобы дать отпор красноармейцам, хотя удача им в военном деле не сопутствовала. К тому же в определенный момент войска Амануллы были разбиты, а сам он бежал из страны.

Встал вопрос, что делать дальше? Фактически Примаков мог силой взять власть над страной, но такой приказ ему не поступал. Вскоре в Москве приняли решение о возвращении отряда красноармейцев домой. Сложилась странная ситуация. С военной точки зрения, была одержана полная победа, а с политической позиции вышел казус - население страны на протяжении последующих десятилетий было настроено резко против СССР.