04/11/17
Как монгольские воины вызывали дух Чингисхана

Сульде (сульдэ) – так именовали «духа», «жизненную силу» или «штандарт» идеологии в древних монгольских верованиях, связывая с ними жизненный и духовный потенциал человека.

Основа, воплощенная в штандартах

Это был языческий доисламкий тотем, воплощенный в знамени чингизидов. Ознаменованный великим даром, дух-хранитель (сульде) благоволил совершать жестокие ритуалы – под его именем приносили кровавые жертвы. Дух-сульде Чингисхана являл собой составную часть культа самого великого монгольского правителя. Ритуал поклонения Чингису учредил его внук Хабибулай-каан. У Чингиса имелось два знамени, белое и черное сульде, которым поклонялись монгольские воины. Возможно, Хар (черный) и Цагаан (белый) в прошлом были реальными приближенными Чингисхана, которые остались в истории под вымышленными именами.

У монголов священным считалось все, что связано с лошадьми, их постоянными спутниками в походах и быту. Поэтому и сульде-знамена они изготавливали из грив жеребцов, соответственно, белых и черных – на копья привязывались длинные кисти волос. Белое сульде имело 9 компонентов (это число также особо почиталось монголами и было у них священным) – по центру устанавливалось главное знамя, восемь знамен поменьше окружали его, образуя четырехугольник. На специальных святилищах монголы совершали жертвоприношения сульде, в отдельных случаях, чтобы вызвать дух Чингиса, в жертву приносились люди.

Невидим и невоплощаем

Существуют и иные трактовки образа монгольского священного духа сульде – как великого и свирепого бога войны, помогающего чингизидам побеждать в их многочисленных войнах. Согласно преданиям, Чингисхан всюду брал с собой молочно белого черноглазого жеребца, ни разу не ходившего под седлом. Жеребец был чем то вроде талисмана на удачу. За конем ухаживали шаманы.

Бога Сульде вышивали на пятиугольных монгольских знаменах, он изображался всадником со свирепой физиономией. Для чингизидов достаточно было такого воплощения своего божества. В отличие от славян-язычников, монголы не изготавливали истуканы, которым впоследствии следовало поклоняться. Они считали, что Сульде есть бесплотный дух, и потому видимым быть по определению не может.

Посредниками между Сульде и людьми выступали шаманы, транслирующие волю духа. Сульде был весьма кровожадным божеством – при очередной победе чингизидов надо было приносить многочисленные кровавые жертвы. К примеру, когда монголы пленили несколько русских князей и военачальников в битве на Калке, их, принеся в жертву Сульде, задавили досками.