15/05/18
Как нацистская Германия и СССР планировали вторжение в Индию

Совместным военным операциям Советского Союза и Германии в 1939 – 1940 годах, направленным на ослабление влияния Англии в азиатском регионе, не суждено было состояться.
Гитлера смогли убедить: СССР в результате укрепит свои позиции в Центральной Азии, а это, тем более, в преддверии Великой Отечественной войны против самого Советского Союза, Германии было невыгодно.

Афгано-тибетская тема

МИДы Советского Союза и Германии на этапе переговоров активно разрабатывали тему организации вооруженных восстаний в Афганистане и Тибете, целью которых было ослабление влияния Англии в Индии. «Восточный вопрос» продвигался высокопоставленным эсэсовцем, активистом германского ордена оккультистов «Аненербе» Эрнстом Шефером.

Шефер участвовал в нескольких экспедициях в Тибет, главной задачей которых были отнюдь не поиски таинственной Шамбалы, а изучение потенциального района будущих боевых действий.

В качестве союзника в разностороннем переговорном процессе Москва нужна была немцам, поскольку СССР находился в дружественных отношениях с Афганистаном. Предполагалось, что правительство Советского Союза сможет повлиять на афганцев, что бы те выступили против англичан. Аналогичная тактика должна была проводиться и в отношении Тибета.

Техника в обмен на лояльность

В ноябре 1939 года Гиммлер на встрече с Шефером решает, что азиатское выступление можно начать уже летом следующего года. Германия заручается активной поддержкой в этом вопросе со стороны СССР, советско-германские переговоры на данную тему ведутся на уровне ключевых официальных лиц МИДов обеих стран – в них участвует немецкий посол в СССР Фридрих Шуленбург и глава наркомата иностранных дел Советского Союза Вячеслав Молотов.

В обмен на то, что СССР позволял транспортировать через свою территорию немецкое вооружение и воинские части вермахта в эту кампанию, Германия обязывалась оказать нам существенную военно-техническую помощь.

Розенберг спутал все карты

В высшем германском командовании в плане оценки целесообразности проведения афганско-тибетской военной кампании не было единства. В частности, категорически против нее активно выступал нацистский идеолог Альфред Розенберг. Он люто ненавидел русских и, напротив, питал большие симпатии к англичанам.

Розенберг высказывался за смену просоветского правительства Афганистане, замену его прогерманским и считал, что роль СССР в активно лоббируемой Риббентропом военной кампании слишком велика. Между тем переговоры немцев с Москвой продолжались, в том числе, и посредством личных встреч в столице СССР.

Молотов в принципе не возражал против проведения афгано-тибетской операции, его только интересовали подробности ее осуществления, он просил предоставить советской стороне соответствующие документы.

Предполагалось, что в качестве «ударной группы» в подготавливаемой операции выступит отряд эсэсовцев численностью 200 человек. Гитлеровцы должны будут убедить племена, окружавшие Индию, восстать против английских колониальных властей.

Мятежные китайцы и непальцы в этом противостоянии, как предполагалось, будут направляемы тибетскими властями. Немцам требовалась переброска группы через СССР через Пекин и Ланчжоу (операцию должны были поддержать еще и японские власти). Стоимость афгано-тибетской кампании оценивалась в общую сумму около 3 миллионов рейхсмарок.

Однако, несмотря на то, что к весне 1940 года советско-германская операция была уже достаточно продумана и взаимные договоренности между сторонами достигнуты, позиция Альфреда Розенберга, ярого противника азиатской кампании, возобладала, и Гитлер отдал приказ свернуть данный проект.

Фюрера сумели убедить в том, что чрезвычайный вред операции заключается в подрыве потенциального договора с Англией вкупе с усилением позиций СССР в Центральной Европе.