25/08/18
Как нацисты искали следы крымских готов в Кыму

Завоевав практически весь Крым (за исключением героически сопротивлявшегося Севастополя) осенью 1941, нацисты приступили к планомерному установлению немецкого господства на оккупированном полуострове. Помимо решения насущных проблем административного и военного характера, немецкие власти, как бы это парадоксально ни звучало, занимались также и научным (или, точнее, наукообразным) обоснованием немецкого присутствия в Крыму. Для этого ими была использована, прежде всего, история крымских готов, живших в Крыму в Средние века и, возможно, в раннее новое время.

Столица Крымской Готии как центр немецкого туризма времен войны

Как известно, развитием планов Гитлера на полуострове занялся генеральный комиссар округа «Таврия» Альфред Фрауэнфельд. Именно по его указу 14 июля 1942 года городище Мангуп посетили СС-бригаденфюрер и генерал-майор полиции Людольф фон Альвенслебен в сопровождении полковника Генриха Отто Калька и нацистского писателя Вернера Боймельбурга. Последний оставил отчет об увиденном в небольшой работе под названием «Готы в Крыму». Прогуливаясь по Мангупу, Боймельбург чувствовал готский дух во всех эпохах и памятниках Мангупа, «говорим ли мы о старом замке готских князей, о византийской базилике, о новом здании замка 14 века, гробницах, подземных подвалах, городских стенах или угловых башнях». Завершил свой отчет Боймельбург утверждением, что Вторая мировая война означает начало новой эпохи германского присутствия в Крыму.

Мангуп, некогда столица Крымской Готии, во время Великой Отечественной войны стал объектом активной туристической деятельности. Помимо группы фон Альвенслебена его неоднократно посещали и другие военные чины и ученые. К примеру, в 1942 году там побывал оберштурмбанфюрер СС доктор Шпенглер. Немецкие чины посещали Мангуп и после этого. Один из них, осмотревший крепость в 1943 году, процарапал в камне на внутренней стороне юго-восточного входа в донжон мангупской цитадели свое имя (Эрхард Баллерштедт(?)) и дату посещения. Летом 1942 года оккупированный Крым отважился посетить Г. Брэтиану, классический исследователь крымско-готской истории. В качестве приложения к своей статье исследователь опубликовал несколько снимков, сделанных румынскими лейтенантами-полковниками Берданом и Пушке, также посетившими Мангуп незадолго до приезда ученого.

Деятельность общества «Аненербе»

Общество «Аненербе» (Наследие предков) было основано еще в 1935 году рейхсфюрером СС Генрихом Гиммлером. Его целью являлось доказательство расового превосходства германцев путем проведения исторических, антропологических, лингвистических и археологических исследований. Кроме того, это «академическое» общество ставило перед собой задачу показать ключевую роль «арийской расы» в развитии человеческой цивилизации.

В июле 1942 генеральный секретарь «Аненербе» Вольфрам Зиверс поставил перед обществом ответственное задание: провести исследования в Крыму, чтобы «установить, было ли самое раннее немецкое поселение в Крыму связано с остатками готов». Для выполнения задачи в южную Россию и на Кавказ в том же месяце была отправлена исследовательская группа. Ее глава, археолог Герберт Янкун, вскоре получил в свое распоряжение специальное подразделение, вместе с которым в составе 5 танковой СС-дивизии «Викинг» начал свой путь на территорию СССР. В начале августа 1942 года Гиммлер ознакомился с уже упоминавшимся нами выше отчетом Боймельбурга о посещении Мангупа. Эта работа произвела столь сильное впечатление на рейхсминистра, что тот немедленно сообщил Зиверсу о необходимости начать исследования Мангупа и других готских памятников Крыма. 14 августа Зиверс, в свою очередь, потребовал от Янкуна немедленно приступить к изучению «готских городов Манкупа и Эскикерми». Сам Янкун, тем не менее, был более заинтересован в проведении раскопок на территории южной России и на Кавказе. По этой причине, продолжив свой путь на Кавказ, 18 августа 1942 года он отправил в Крым Карла Керстена, который должен был произвести предварительный осмотр и исследование крымско-готских древностей.

17 сентября того же года прибывший в Крым Керстен получил письмо от командира полиции безопасности Таврии о планируемом в ближайшем будущем визите рейхсфюрера СС Гиммлера, пожелавшего осмотреть «готские горные крепости и пещерные города Крыма». 23 сентября, взяв с собой водителя, переводчика, двух полицейских и десять работников татарской милиции, Керстен отправился исследовать пещерные города. Посетив Инкерман, Баклу и Чуфут-Кале, он осмотрел Тепе-Кермен, предложив «Аненербе» начать раскопки на этом городище. Большие надежды Керстен связывал с посещением Эски-Кермена, считавшегося наукой того времени наиболее вероятным местом локализации Дороса, столицы Крымской Готии. Ожидания археолога не оправдали себя: пещерный город вовсе не был похож на столицу могучей готской империи.

Рабочий визит Гиммлера и дальнейшие поиски готов

27 октября 1942 года в Крым приехал и сам Гиммлер. 28 октября он посетил Бахчисарайский музей, уделив особое внимание хранящимся там эпиграфическим памятникам Мангупа; в тот же день он отправился в Севастополь, заехав по дороге в Инкерман. Посетить Мангуп и Эски-Кермен, основные готские достопримечательности, ради осмотра которых он, собственно, и приехал в Крым, Гиммлеру так и не удалось. В это время настолько активизировалось партизанское движение, что посещение этих городищ было слишком небезопасно. Раздосадованный рейхсфюрер покинул Крым не солоно хлебавши. Несмотря на столь бесславно закончившийся визит, нацисты не оставили замыслы относительно изучения истории и археологии Крыма. Для проведения археологических работ на готских памятниках полуострова Янкун предложил в октябре 1942 года открыть в Симферополе местный отдел «Аненербе». В начале 1943 года Керстен получил от Гиммлера дополнительный приказ о подготовке официального отчета и документального фильма о крымских готах.

Деятельность зондерштаба Альфреда Розенберга

Параллельно с исследователями «Аненербе» в Крыму также действовали ученые из зондерштаба первобытной и древней истории Альфреда Розенберга. Одним из таких ученых был профессор Рудольф Штампфус, также активно занимавшийся в сентябре 1942 года исследованием крымских пещерных городов в контексте готской истории. Из жалоб сотрудников «Аненербе» известно, что работники штаба Розенберга подробно описали и определили в свое ведомство «практически все поселения готов». Люди Розенберга постоянно сталкивались и конфликтовали с работниками «Аненербе» как в Крыму, так и за его пределами. В частности, сотрудники Розенберга установили на территории нескольких археологических памятников Крыма таблички с надписями о том, что права на раскопки этих объектов принадлежат их ведомству. Сотрудники «Аненербе», тем не менее, полагали, что все права на раскопки принадлежат им, а не людям Розенберга. При этом они ссылались на то, что Общество взаимопомощи немецкой науки, посетившее Крым еще в 1929 году, передало права именно «Аненербе». По этой причине Керстен планировал летом 1943 года убрать установленные работниками штаба Розенберга таблички и наконец-то начать раскопки.

Бесславное завершение поисков

Несмотря на постоянный интерес нацистских ученых и идеологов к крымско-готской проблеме, начать предполагаемые раскопки им так и не удалось. Военно-политическая ситуация изменилась, и Германии необходимо было сосредоточить все силы на ведении войны. В ноябре 1942 Гиммлер с разочарованием писал о том, что «в ближайшие месяцы ни мы, ни – как я предполагаю, люди рейхсляйтера Розенберга – не будем располагать временем для проведения раскопок. Сейчас мы должны сконцентрировать все силы лишь на том, чтобы выиграть войну». Летом 1943 года Керстен писал в отчете о необходимости скорейшего проведения раскопок на Эски-Кермене, Суук-Су и Мангупе. Он настаивал на этом прежде всего для того, чтобы опередить людей Розенберга, также собиравшихся вести раскопки на этих объектах; в качестве рабочей силы на указанных объектах должны были работать советские военнопленные.

[irp]

К счастью, ничего из этого не было реализовано. Весной 1944 года немецкие оккупационные войска были навеки изгнаны с территории полуострова. Нацистским «ученым» так и не удалось провести раскопки и найти столь желанные им следы готского присутствия в Крыму.