20/12/17
Как наказали предателей, выдавших Зою Космодемьянскую фашистам

Имя Зои Космодемьянской известно всем. Героическая разведчица, подвергшаяся ужасающим пыткам, первая женщина, удостоенная звания Героя Советского Союза (посмертно), она до последнего вздоха оставалась верна своей стране и своему народу. Как же она попала в руки немцев и кто выдал ее врагам?

Комсомолка Зоя

Будущая разведчица Зоя родилась 13 сентября 1923 года в селе Осино-Гай Тамбовской губернии. В 1941 году, узнав о наборе в группу разведчиков, она ни минуты не раздумывала. Интересно, что с первого раза Зою не приняли в секретное подразделение, но ее настойчивость все же помогла ей попасть в разведывательно-диверсионную часть. Обладая бойцовскими качествами, Космодемьянская хорошо проявляла себя на заданиях, четко выполняла все поставленные командиром задачи.

Судьбоносное задание

В середине ноября группа разведчиков-диверсантов получила приказ сжечь деревни, в которых находились немцы. Зоя вместе с товарищем Васей Клубковым и их руководителем, бывшим учителем из Ярославля Борисом Крайновым отправились в деревню Петрищево. Они должны были осуществить поджог с трех сторон. В Петрищеве был расположен штаб 332-го пехотного полка 197-й немецкой дивизии. Выгнать фашистов на мороз, уничтожив радиоцентр, конюшню и другие объекты инфраструктуры, - таким было задание разведчиков-диверсантов. Зоя должна была подойти к деревне с юга, Клубков - с севера, сам Крайнов взял на себя центр.

Быстро справившись со своей частью задания, командир вернулся в условленное место встречи и стал дожидаться своих подчиненных. Через некоторое время вспыхнула южная сторона. А вот Клубков поджог не осуществил. Крайнов подождал до утра и один вернулся в штаб. Впоследствии оказалось, что Космодемьянская была схвачена немцами. Клубков же после двухмесячного отсутствия вернулся в штаб группы.

Староста Свиридов

По одной из версий, Зою сдал староста Семен Свиридов, в доме которого квартировали немцы. Космодемьянская подожгла автомобиль, радиоцентр и конюшню и уже уходила в лес, когда ее заметил Свиридов. В тот момент она была на окраине деревни, и при ней не было ничего, что позволило бы немцам заподозрить ее в причастности к поджогу. Но по наводке старосты ее все же схватили. При благоприятном стечении обстоятельств все могло закончиться хорошо, но гитлеровцы откуда-то узнали, что она является членом диверсионной группы. Такой информацией Свиридов не владел, а значит, сдал Зою кто-то другой.

Предатель среди своих

Вернувшийся в штаб спустя два месяца Вася Клубков вызвал подозрения у командира своим нестандартным поведением. Он путался в своих рассказах о том, что с ним произошло, ни разу не спросил, что случилось с его напарницей Зоей. Его стали подозревать и сослуживцы. К Клубкову начали присматриваться, следить за каждым его шагом, постоянно задавали провокационные вопросы. В конце концов после месяца намеков и подозрений предатель не выдержал и признался, что именно он сдал немцам Зою Космодемьянскую и своего командира, который чудом успел уйти.

Смерть Героя

Схваченная немцами по наводке своего «товарища» Зоя подверглась долгим пыткам, избиениям и была казнена. Фашисты загоняли ей иглы под ногти, которые потом вообще вырвали; отрезали грудь. Но девушка стойко вынесла все зверства и не сказала немцам ни слова.

29 ноября 1941 года, собрав всю деревню на площади, фашисты прилюдно казнили ее. Перед смертью Зоя произнесла фразу, навеки оставшуюся в истории: «Нас двести миллионов, всех не перевешаете! За меня отомстят!»

Цена предательства

В уголовном деле №Н-16440 подробно зафиксированы стенограммы допросов Клубкова, согласно которым он не только поведал немцам, кто он такой, но и назвал имя и фамилию своего боевого товарища Зои Космодемьянской. Примерно в это же время фашисты схватили Зою в Петрищеве и благодаря показаниям Клубкова уже знали, кто перед ними.
Предатель без колебаний опознал ее, когда немцы привели Зою в штаб для допроса, и заявил, что им обоим было приказано поджечь деревню. Более того, болтливый предатель выдал секретную информацию, касающуюся их части.

На допросах

После того как Клубкова арестовали, его несколько раз допрашивали. Следователи выяснили множество интересных фактов. Например, вскрылось, что немцы завербовали Васю и два месяца готовили к шпионской работе в тылу Красной Армии, вот почему он «потерялся».

Из протоколов допроса В. Клубкова:

«Я сказал, что послан разведотделом Западного фронта, расположенного около станции Кунцево. Часть насчитывает 400 человек, готовит и перебрасывает в тыл к немцам диверсионные группы по 5-10 человек».

«Да, офицер спросил меня, она ли это и что мне известно о ней. Я сказал, что это действительно Космодемьянская Зоя, которая вместе со мной прибыла в деревню для выполнения диверсионных актов, и что она подожгла южную окраину деревни. Космодемьянская после этого на вопросы офицера не отвечала. Видя, что она упорно молчит, несколько офицеров раздели ее догола и в течение 2-3 часов избивали ее резиновыми палками, добиваясь показаний. Космодемьянская сказала: «Убейте меня, я вам ничего не расскажу». После чего ее увели, и я ее больше не видел».

За все надо платить

Вина предателя была полностью доказана. 3 апреля 1942 года военный трибунал Западного фронта приговорил бывшего красноармейца войсковой части 9903 Клубкова Василия Андреевича на основании ст. 58-1б УК РСФСР (измена Родине) к высшей мере наказания - расстрелу. Без конфискации имущества за отсутствием такового. Приговор, являясь окончательным, обжалованию не подлежал и был приведен в исполнение 16 апреля 1942 года.

Часто невиновные признавали вину под давлением следователей НКВД. Именно поэтому спустя годы многие дела "врагов народа" пересматривались, людей реабилитировали. Но случай с Клубковым особый - он признался сам, а в немецкой картотеке были найдены его отпечатки пальцев и фото: перед отправкой завербованных шпионов фашисты всегда составляли на них досье.

Не остался безнаказанным и староста Семен Агафонович Свиридов, лесоруб Верейского лесхоза, участвовавший вместе с немцами в захвате Зои Космодемьянской. Военным трибуналом войск НКВД Московского округа он был приговорен к расстрелу 4 июля 1942 года.