30/11/18
Как НКВД искал библиотеку Ивана Грозного и другие клады царской России

Этот факт сегодня мало кому известен, но вскоре после прихода к власти большевики приступили к активному исследованию подземелий. Их интересовали сокровища, которые, по слухам и легендам, были спрятаны в катакомбах.

Сокровища для Страны Советов

По официальной версии, целью исследований являлось возможное практическое использование подземных сооружений: например, там предполагалось устроить каменоломни или оборонные объекты. Но на самом деле новую власть привлекала информация о кладах из подземных тайников. Почти в каждом, особенно крупном городе, ходили предания о сокровищах. Владельцами их были то разбойники, то служители церкви, то царские офицеры, то аристократы или купцы, после революции бежавшие за границу… Неизвестно, насколько эти сведения были достоверны, но их следовало проверить: правительству требовались средства на поддержание властной структуры и строительство нового социалистического общества.
Обеспечить подземные работы по поиску кладов поручили, конечно, органам безопасности. Те быстро вышли на одного из самых опытных экспертов по подземельям – Игнатия Стеллецкого. Уроженец Екатеринославской губернии, он в 1905 году окончил Киевскую Духовную академию, затем преподавал историю и географию в русско-арабской семинарии в Назарете. За эти годы он побывал в Турции, Сирии, Египте и серьезно увлекся археологией. По возвращении на родину в 1907 году поступил в Московский археологический институт и в 1910 году защитил диплом по археологии. Будучи преподавателем археологического института, он возглавлял исследовательское общество «Старая Москва», а затем Комиссию по изучению подземной старины.
Экспедиции под руководством Стеллецкого отправлялись во все концы Российской империи - изучать подземные ходы, провалы, пещерные монастыри. Помимо спелеологических исследований, они также вели поиск полезных ископаемых.

Пещерные тайны

В 1918 году Стеллецкого вновь направили на родную Украину, где он занимался раскопками Зверинецких пещер. Результаты раскопок остались в тайне. Другими задачами, поставленными перед археологами, были исследования Мгарского монастыря под Лубнами, Мотранинского – под Чигирином, Китаевского подземного города под Киевом…
В Москву Игнатий Яковлевич вернулся только в 1924 году. Следующим его шагом было открытие пещерного города в подмосковных Сьянах на реке Пахре. Ученый даже поселился в одной из пещер, обустроив там себе кабинет. Вместе с группой студентов он попытался составить план Сьяновских пещер, представляющих собой разветвленную и многоярусную систему подземных ходов.
Изначально исследователи полагали, что пещеры в Сьянах возникли искусственным путем во времена Ивана Грозного: якобы там были устроены каменоломни, где добывали известняк на строительство. Однако Стеллецкий считал, что пещеры имеют естественное происхождение и что там в древности находилось поселение, а добыча известняка началась лишь в 40-е годы XIX столетия.
В 1935 году большая часть входов, ведущих в Сьяновские пещеры, были подорваны сотрудниками НКВД. Причина подрыва не совсем ясна. Возможно, боялись утечки информации: одна из здешних пещер для каких-то надобностей использовалась работниками наркомата обороны. Но есть и другая версия: представители «органов» не хотели, чтобы кто-нибудь добрался до спрятанных сокровищ. В частности, известно, что энкаведешники не раз привлекали И.Я. Стеллецкого к поискам подземных бандитских «схронов».
Также по заданию «Союзгеоразведки» ученый занимался поисками древних золотых приисков и пещер на Кавказе. Помимо этого, его попросили составить подробный перечень подземелий, которые могли бы использоваться для оборонных целей. Сохранилась записка с этим перечнем, поданная Стеллецким в начале 30-х годов в Инженерный отдел РККА.

В поисках «Либереи»

Но больше всего Стеллецкий прославился как искатель знаменитой библиотеки Ивана Грозного – «Либереи». Ее поискам он посвятил более сорока лет своей жизни.
Впервые Стеллецкому позволили обследовать кремлевские подземелья еще в начале ХХ века. После революции он сам обратился в ГПУ с просьбой разрешить ему продолжить подземные работы. Разрешение было получено, но только с определенным условием: ученому строго-настрого запрещалось под любым видом оглашать результаты своих исследований. Также в конце каждого дня он обязан был предъявлять сотрудникам органов безопасности свои рабочие записи.
В помощь исследователю направили бригаду метростроевцев. Дело в том, что при прокладке линий метро рабочие нередко натыкались на старинные подземные туннели.
В распоряжении историков имеется докладная записка Стеллецкого в адрес МПВО НКВД, в которой он сообщает, что планирует «пройти подземным ходом от Спасской башни до храма Василия Блаженного, близ которого спуск в большой тоннель под Красную площадь, тоннель весьма загадочного назначения». Однако даже неизвестно, состоялась ли эта экспедиция в принципе.
Зато есть другая информация о поисках Либереи. Из источников следует, что Стеллецкий и его коллеги пробили замурованную стену в Угловой Арсенальной башне Кремля и попали в коридор, откуда наверх вела лестница, упиравшаяся в потайной туннель с итальянским потолком. Обследовав эти находки, комиссия во главе с архитекторами Виноградовым и Щусевым заявила, что работы необходимо продолжать. Однако в 1934 году после убийства Кирова в стране стали закручивать гайки и было получено распоряжение прекратить работы в Кремле. Впоследствии обнаруженный Стеллецким участок тоннеля отреставрировали, а колодец в Угловой Арсенальной башне был напрочь забетонирован…
Хотя существует предположение, что археологи все же смогли отыскать Либерею, но информация о ней и по сей день остается под грифом «Секретно».