Как обычный врач Серго Орджоникидзе стал «тараном революции»

Его называли «сталинским ишаком» и «тараном революции», он поднял промышленность СССР до невиданных высот и выступал против Берии.

Фельдшер

Серго Орджоникидзе был единственным из «старой ленинской когорты», кто работал врачом. Он закончил церковно-приходскую и фельдшерскую школы. При этом свою работу он выполнял в полном соответствии с клятвой Гиппократа.  Даже во время якутской ссылки, в непростых условиях крайнего Севера, он честно работал фельдшером, но не забывал и об агитационной деятельности. Ещё в начале своей карьеры, будучи фельдшером в Грузии, Орджоникидзе печатал и распространял довольно странные «рецепты». Вместо списка лекарств и рекомендаций листовки содержали в себе революционные лозунги и призывы в свержению царя.

«Прямой»

В жандармских сводках за Серго Орджоникидзе закрепилось прозвище «прямой». Его несгибаемости можно позавидовать. Он прошел через ссылки и тюрьмы. Из ссылок Орджоникидзе бежал, в страшной Шлиссельбургской тюрьме (где серьезно подорвал здоровье) самостоятельно выучил немецкий язык. Он всегда лез на рожон и был одним из самых непримиримых противников царизма. Борьба была для него самой органичной средой, в ней он развивался, в ней формировался его характер.

Кризис-менеджер

Орджоникидзе был, выражаясь современным языком, эффективным кризис-менеджером. Его всегда отправляли на передовую, в самые горячие точки. Он участвовал в иранской революции, был чрезвычайным комиссаром по Украине, руководил революцией на Кавказе. Когда Орджоникидзе занимался депортацией терских казаков, Сталин предупредил товарища: «Серго, они тебя зарэжут». Не зарезали, хотя в своих методах Орджоникидзе не признавал полумер. Его вера в дело революции была незыблема. Люди это видели и шли за Серго.

Конфликт с земляками

Орджоникидзе был одним из тех, кто участвовал в создании Советского Союза. Процесс создания нового государства был проблемным. Ленин боялся шовинизма и национальных распрей, поэтому был противником того, чтобы новое государство образовывалось под эгидой России. 20 октября 1922 между Орджоникидзе и грузинскими лидерами разразился скандал. Член ЦК КП(б) Кабахидзе оскорбил Орджоникидзе, назвав его «сталинским ишаком», за что получил по лицу. Конфликт пришлось разбирать ЦК РКП(б). Ленин, который в октябре 1922 был болен, не мог вмешаться в конфликт, а Сталин назначил в Грузию комиссию во главе с Дзержинским, который поддержал Орджоникидзе и осудил грузинских «националистов». В декабре 1922 года Ленин все же вмешался в грузинский конфликт и даже предложил исключить Орджоникидзе из партии за рукоприкладство, но Ленин был «уже не тот» и распоряжение выполнено не было.

Друг Сталина

Орджоникидзе был одним из немногих, кто общался со Сталиным «на ты». Познакомились они в 1907 году в камере № 3 Баиловской тюрьмы в Баку. С тех пор у них установились почти дружеские отношения. Об этом говорит тот факт, что после самоубийства Надежды Аллилуевой именно Орджоникидзе и Киров, на правах ближайших друзей, провели ночь в доме Сталина. Орджоникидзе был верен Сталину даже тогда, когда пришлось идти на конфронтацию с Лениным, но их отношения серьезно ухудшились в начале 30-х годов. Сначала Сталин начал проводить чистки ставленников Орджоникидзе, затем Берия, которого Орджоникидзе недолюбливал (мягко скажем), стал претендовать на первую роль в Закавказской партийной организации. Финальная стадия конфликта началась в 1936 году, когда был арестован старший брат Орджоникидзе Папулия. Известие об аресте брата Орджоникидзе получил в Кисловодске в октябре 1936 года, в день своего 50-летия. Крепко обидевшись, он не пошел на торжества, устроенные по случаю юбилея.

Микоян вспоминал, как за несколько дней до смерти Орджоникидзе поделился с ним своими тревогами: «Не понимаю, почему мне Сталин не доверяет. Я ему абсолютно верен, не хочу с ним драться, хочу поддержать его, а он мне не доверяет. Здесь большую роль играют интриги Берии, который дает Сталину неправильную информацию, а Сталин ему верит». Интересный факт: после войны Сталину предоставили на утверждение список видных партийных деятелей, в честь которых в Москве намечалось установить памятники. Вождь из всего списка вычеркнул только одну фамилию — Орджоникидзе.

«Командарм тяжелой индустрии»

Орджоникидзе был сильнейшим организатором. Его называли командармом тяжелой индустрии. Он быстрыми темпами поднял промышленность Советского Союза, боролся с бюрократией, стоял во главе «великих строек». По валовой промышленности продукции СССР уже в 1932 году вышел на второе место в мире и на первое место в Европе. С пятнадцатого места в мире и с седьмого в Европе по электроэнергии СССР в 1935 году соответственно вышел на третье и второе место. Орджоникидзе делал все возможное, чтобы страна перестала закупать трактора и другую технику за рубежом. Если говорят, что Сталин принял страну с сохой, а оставил с атомным оружием, то огромная заслуга в этом принадлежит именно Орджоникидзе.

Тайна смерти

Официальная причина смерти Орджоникидзе, преподнесенная Сталиным, — «сердце не выдержало». По этой версии, долгое время считавшейся основной, Орджоникидзе внезапно скончался от паралича сердца во время дневного сна. Смущает в этой версии два факта: во-первых, вскоре все, кто подписывал это заявление, были расстреляны, во-вторых, жена Орджоникидзе рассказывала, как Сталин, покидая квартиру покойного, грубо предупредил её: «Никому ни слова о подробностях смерти Серго, ничего, кроме официального сообщения, ты ведь меня знаешь...».  Кроме официальной версии существует ещё три: отравление, убийство, самоубийство. Все версии имеют право на существование, но ни одна до сих пор не признана. Тело Орджоникидзе было кремировано, поэтому «вскрытие покажет» - не про тайну этой смерти.

исправить оишбку