28/10/18
Как «откупались» немецкие солдаты и офицеры из русского плена

Примеры попыток освободиться из русского плена, предпринимавшихся состоятельными австрийскими и германскими военнопленными, сохранили только документы из истории Первой Мировой войны – о подобных случаях, происходивших в Великую Отечественную, данных нет.

Сколько было пленных немцев?

По официальным данным в Великую Отечественную войну не репатриационным путем советские лагеря, попытались покинуть (бежали) свыше 11 тысяч военнопленных гитлеровской Германии. Большинство из них в итоге поймали, часть при задержании застрелили, о судьбе остальных сведений нет. Считается, что они попросту сгинули на просторах СССР.

По информации преподавателя Фрайбургского университета доктора философии Рейнгарда Нахтигаля, в дореволюционной России в Первую Мировую войну в различных лагерях находилось порядка 170 тысяч немцев; общее количество плененных военнослужащих Центральных Держав, оказавшихся в России, по данным Нахтигаля, – 2,4 млн, из них 2,1 млн – австрийцы.

Не сохранилось ни одного достоверного документа или свидетельства, указывающего на то, что военнопленные немцы в этих обеих мировых войнах платили какую-либо мзду за освобождение из плена. Напротив, опубликованные циркуляры предписывали строго следить за пребыванием этих узников в лагерях; отбытие их на родину иным способом кроме как посредством репатриации, воспрещалось.

«Затерянные в Сибири»: бежали «состоятельные»

Общеизвестно, что немецкие пленные находились в плену в СССР в несравнимо лучших условиях, чем солдаты и офицеры РККА в гитлеровских концлагерях. Аналогичная ситуация была и в Первую Мировую – пленные немцы и австрийцы чаще всего имели свободный выход в город и сравнительно нестрогую охрану. А если у них водились деньги (переводы из дома пленные получали беспрепятственно), то подчас появлялись и мысли о побеге.

Как писал в своей работе «Германские и австрийские пленные в Сибири (1914 – 1917)» доктор исторических наук Николай Греков, побеги военнопленными устраивались даже из этого далекого северного края. Направлений было целых два – до китайской границы или же через всю страну до районов расположения западных фронтов. По официальным данным царской жандармерии, из всех западносибирских лагерей только за месяц (с ноября по декабрь) 1916 года сбежали 388 пленных, 78 из них – немцы. В основном «подрывались» офицеры, потому что побег был предприятием не из дешевых. Да и то не всякие – требовалось сравнительно неплохое знание русского языка, чтобы по пути не разоблачили.

Сколько стоил побег

Согласно данным царской жандармерии, приводимых историком Грековым, в сибирских городах действовали подпольные точки по изготовлению поддельных документов, две таких накрыли в 1916 году в Омске и Красноярске. Фальшивые паспорта стоили от 150 до 200 рублей. Подобными бумажками торговали едва ли не на каждой сибирской ярмарке. Согласно «Справочнику Российской империи», на 200 рублей в 1916 году в Западной Сибири можно было купить небольшое стадо из 6 дойных коров (для сравнения: сейчас в Омской области одна корова симментальской породы стоит от 55 до 75 тысяч рублей).

Вдобавок, бежавший должен был иметь еще определенную (и явно немалую) сумму на питание, ночлег и проезд.

Как их ловили

Жандармы и полицейские тщательно проверяли пассажиров поездов. Так, в июле 1915 года они задержали переодетого в гражданское Вильгельма Гусляра, сбежавшего из концлагеря в Шадрине. Лейтенанту Александру Бладту весной 1916 года удалось добраться из Сибири аж до Одессы, румынская граница была рядом, но перейти ее он не смог, сдался русской полиции.

У австрийских офицеров Иосифа Шенауера и Карла Плейера была даже карта и соответствующее снаряжение, добытое с помощью бывшего соотечественника Отто Мейера в Тобольске. Они планировали на лодке по Иртышу, Оби, Карскому и Баренцеву морям добраться до Норвегии. Проплыв несколько сот верст, беглецы были обнаружены и, отказавшись сдаваться, расстреляны полицией с берега.

Бывали и успешные предприятия, когда пленным удавалось добраться до румынской или финской границы. Здесь группа военнопленных играла роль самих себя, а один из товарищей наряжался русским солдатом-конвоиром, предъявлял на станциях поддельные документы о сопровождении и беглецов беспрепятственно пропускали в пассажирские составы.