18/07/18
"Рубка за нефть": как проходила Вторая мировая война в Африке

Об африканских кампаниях Второй мировой войны говорят нечасто, но именно боевые действия на «черном континенте» предопределили задержку открытия Второго фронта. Пока союзники сражались за Африку, Красная армия уже пошла в контрнаступление.

Лакомый кусок

К концу XIX века в раздел «африканского пирога» включились практически все европейские страны. Даже маленькая Бельгия, которая получила независимость от Нидерландов только в 1830 году, уже через 40 лет решила, что вполне способна поучаствовать в колонизации заветных территорий. В итоге на карте появилось Бельгийское Конго.

Интенсивная колониальная политика того времени получила название «Гонка за Африку». Свои «куски» в той колониальной лихорадке к Первой мировой войне расхватали: Италия, Великобритания, Германия, уже упоминавшаяся Бельгия. Также свои колонии укрепили и расширили Португалия и Испания.

В ходе Первой мировой Германия утратила свои позиции, а её территории перешли странам-победителям по мандатам Лиги наций.

Ко Второй мировой войне Африка (особенно её Северовосточная часть) стала не просто лакомым куском территории, но и стратегическим местом, за которое на протяжении трех лет велась ожесточенная схватка.

Восточно-африканская кампания

Восточно-африканская кампания официально длилась меньше полутора лет - с 10 июня 1940 по 27 ноября 1941 года, однако итальянские солдаты продолжали воевать в Эфиопии, Сомали и Эритрее до конца 1943 года, пока до них не дошел приказ о капитуляции.

Кампания складывалась для сил союзников самым благоприятным образом. Несмотря на численное превосходство, итальянские войска во многом состояли из местных войск аскари, запти и дубатов, которые были, однако, хорошо вооружены и обучены. Однако в плен итальянцев брали тысячами. При взятии Массауа британцы взяли в плен 40 тысяч итальянцев. К середине мая 1941 года в количество пленных итальянцев достигло 230 000 человек. Между тем, во время 1700-километрового марша на Аддис-Абебу 12-я африканская дивизия практически не встречала сопротивления и потеряла всего 500 человек. Точных цифр о количестве погибших в этой кампании нет.

Восточно-африканская кампания дала миру своего героя. Им, как ни странно, стал главнокомандующий итальянскими войсками Итальянской Восточно-африканской империи герцог Аоста. Он лично руководил войсками во время морской битвы при Амба-Алаги. Аоста получил уважение за свой экстраординарный для войны поступок. После капитуляции он настоял на том, чтобы его войска, перед тем как отправятся в плен, сняли установленные ими минные поля.


По большему счету, африканские кампании были битвой за «кровь войны» - нефть. Именно за нефтью шли немцы в Палестину и Суэцкому каналу, однако они не могли идти через Аравию, поскольку тогда бы войска лишились снабжения из средиземноморских портов. К ним были привязаны и войска коалиции. И немцы, и союзники шли к ближневосточной нефти, поскольку без нее любая армия была бы обесточена.
Великобритания получала нефть из Венесуэллы, с Ближнего Востока, США и Юго-Восточной Азии (в 1942 году Япония азиатскую нефть «перехватили» Японцы). Германия же «воевала» румынской нефтью Плоешти и небольшими объемами венгерской и галицкой нефти. Им нефть была нужна не меньше, чем Британии.


Уинстон Черчилль называл Эрвина Роммеля опытным и храбрым противником, и даже гениальным полководцем. Во время африканских кампаний он получил свое прозвище «хитрый лис войны».

Первый этап кампании увенчался успехом, но ближе к 1942 году у Африканского корпуса начались перебои со снабжением, поскольку все усилия германской военной машины были переброшены на Восток. Несмотря на это, Роммель продолжил воевать, используя трофейные орудия и снаряды, находясь в ситуации подавляющего численного превосходства Союзников, проигрывая в качестве и новизне боевой техники и испытывая крайне острый дефицит горючего.

Хитрость, а порой и откровенная наглость генерал-фельдмаршала, вынуждала войска союзников действовать нерешительно и позволяла Роммелю продержаться, периодически тесня противника, вплоть до ноября 1942 года.

Одним из наиболее знаменитых трюков «лиса пустыни», превосходно умевшего строить хорошую мину при плохой игре, заключался в том, чтобы прикрепить ко всем вспомогательным машинам и к некоторым лёгким танкам с помощью длинных тросов связки деревьев и кустарника, поднимавшие тучи пыли.

Английские части, видя это и пребывая в полной уверенности в атаке многочисленного германского соединения, не только были вынуждены отступать, но и перегруппировывать силы для обороны. Настоящие же тяжелые танковые соединения в это время наносили удар совершенно с другого направления, что создавало панику, дезорганизацию в рядах англичан, и, как следствие, разгром.

В начале ноября 1942 года Роммель отдает приказ об отступлении, который прерывается истерической депешей Гитлера «стоять твердо, не сдавать ни пяди земли и задействовать в сражении всех и все, до последнего солдата и последней винтовки» – в условиях четырехкратного перевеса союзников в живой силе и пятикратного – в количестве танков и орудий.

Потеряв около половины танков, Роммель все же увел остатки корпуса в Тунис. Последнее наступление в Северной Африке он начал 19 февраля 1943 года, но спустя три дня оно было остановлено Союзниками. В марте фельдмаршал уехал в Берлин с целью обосновать верховному командованию бессмысленность дальнейшего пребывания вооруженных сил рейха на африканском континенте. Ему было приказано остаться в Германии «на лечении», которое продолжалось вплоть до июля.

Роммель остался одним из немногих участников войны, который не был вовлечен ни в одно военное преступление.


В разгар Сталинградской битвы, когда Красная армия и народ проявляли недюжинный героизм, и «били немца» под Сталинградом, в Касабланке, в отеле Анфа собрались: Рузвельт, Черчилль и членами Объединенного комитета начальников штабов США и Великобритании. Был приглашен туда и Иосиф Сталин, но он приехать не смог, поскольку не мог покидать страну до победного завершения Сталинградской битвы.

Собравшиеся обсуждали военно-стратегические планы. В частности - вопрос о сроках открытия Второго фронта. Черчилль предложил сначала освободить плацдарм для проведения наступательной операции с юга, для чего необходимо было освободить африканское побережье. Также Черчилль говорил, что Турции необходимо вступить в войну, чтобы обеспечить доступ к нефтяным полям Румынии и, через Черное море, к СССР.

В итоге было принято решение о завершении африканской операции, захвате летом 1943 года Туниса, чтобы использовать освободившиеся войска для высадки в Сицилию. США настаивали на приоритете Тихоокеанской операции, но не отрицали своего участия в высадке в Европе при успехах Красной армии.

По итогам конференции «Таймс» написал: «Тень пустующего кресла падала на все эти переговоры».


Африканскую кампанию Второй мировой войны нельзя недооценивать, но нужно признать, что нерешительность союзников в вопросе открытия Второго фронта ясно показывала, что Африка представляла интерес для Британии и США не только как плацдарм для операции и «нефтяная бочка».
На той же Касабланкской конференции генерал Джордж Маршалл не исключал скорой капитуляции Германии. План же по высадке войск союзников в Номандии был снабжен таким количеством оговорок, что было очевидно, что стремление завершить войну силами СССР было у англичан весьма сильно. По документам конйеренции и по плану «Оверлорд» высадка могла произойти только тогда если ветер не будет слишком сильным, если Луна будет в нужной фазе, если погода будет хорошая, если у немцев к тому времени окажется в Северо-Западной Европе не более 12 подвижных дивизий резерва, а также при при условии, что немцы не смогут перебросить с русского фронта более 15 первоклассных дивизий.