30/09/18
24СМИ
Как работали шариатские суды в независимой Ичкерии

С 1996 по 1999 год в независимой Чечне функционировали шариатские суды, вытеснившие собой традиционные светские судебные органы. Несмотря на резкий разворот большинства чеченцев в сторону традиционного ислама, законы шариата приняли далеко не все.

В соответствии с традициями

Шариатский суд Чеченской Республики Ичкерия (ЧРИ) был учрежден указом президента Зелимхана Яндарбиева в декабре 1996 года. Любопытно, что за основу шариатского законодательства в Чечне был взят Уголовный кодекс Судана, отличавшийся строгим следованием традициям мусульманского права и суровой системой наказания.

Традиционный шариат предполагает три вида наказаний: хадд (за пьянство, азартные игры, клевету, разврат), как правило, предусматривает публичные удары палками; кисас (убийство и тяжкие телесные повреждения) позволяет загладить вину деньгами; тазир (половая распущенность, воровство, неподчинение властям) включает широкий спектр мер: от назидательной беседы до смертной казни.

Нужно сказать, что в ЧРИ жесткие виды наказания, характерные для стран с радикальным исламом, как отрубание рук или забивание камнями, фактически никогда не применялись. Чаще всего уголовному преследованию по законам шариата подвергались уличенные в воровстве или употреблении алкоголя. Наиболее распространенное наказание – удары палками. Их старались совершать не в публичном месте, хотя имена правонарушителей сразу становились известны общественности.

Хотел как лучше

В 1992 году появилась первая Конституция Чеченской Республики, в которой Чечня объявлялась светским государством. Не собирался исламизировать Чечню и ее первый президент Джохар Дудаев. Однако начало российско-чеченского конфликта разбудило в республике радикальные силы, которые способствовали введению в ЧРИ института шариата, что и зафиксировал Яндарбиев.

И все же народ в основной массе противился превращению Чечни в теократическое исламское государство, не было у рядовых чеченцев единства и в отношении к шариатскому праву. Показательно, что против шариата высказывалось большинство чеченской интеллигенции и представителей суфийского духовенства. Свое несогласие они мотивировали тем, что в республике нет людей, досконально знающих нормы шариата и умеющих вести судопроизводство.

Тем не менее, с приходом к власти Аслана Масхадова, несмотря на его борьбу с ваххабизмом, шариатские суды расцвели пышным цветом. Они работали как в гражданских, так и в полевых условиях. По мнению политологов, Масхадов таким способом хотел обуздать многочисленные преступные группировки. Невзирая на примат закона, порядок так и не был восстановлен, а республика быстро деградировала.

В тисках права

Работа шариатских судов оставляла много вопросов. Отсутствие традиций и должной подготовки чеченских судей приводили к многочисленным нарушениям и злоупотреблениям. Для устранения этой проблемы республиканские власти решили открыть в Гудермесе ускоренные курсы обучения шариатских судей, однако перекосы в судопроизводстве это не устранило.

Чаще всего шариатский суд использовался для сведения счетов с политически неблагонадежными чеченцами. Так в августе 1996 года по нормам шариата был осужден бывший Верховный муфтий Чечни М. Алсабеков, который сначала под давлением Дудаева объявил священную войну России, а после гибели последнего отказался от своих слов. По приговору шариатского суда Алсабеков публично получил 80 ударов палками.

Но особенно жестоко карали законы шариата тех, кто был уличен в сексуальном разврате и половой распущенности. К примеру, рассмотрев дело о прелюбодеянии молодого человека и женщины, председатель Верховного шариатского суда Ш. Батукаев приговорил обоих к смертной казни, что и было исполнено при большом стечении народа. Такая мера дожа была устрашить тех, кто еще помышлял о таких грехах.

Уязвимая система

Как отмечают правозащитники, Верховному шариатскому суду Ичкерии был не ведом принцип беспристрастности. За деньги судьи могли вынести фактически любое решение. К примеру, в 1999 году суд рассматривал дело об изнасиловании русской девушки. Хотя все улики были налицо, злоумышленник получил лишь условный срок.

В том же году из следственного изолятора в Грозном бежали 32 особо опасных преступника, приговоренных шариатом за убийства и похищения людей к различным наказаниям, в том числе к пожизненному заключению и смертной казни. Министр шариатской госбезопасности А. Арсаев и не скрывал, что сбежать им помогли охранники – шариатские гвардейцы, которые скрылись вместе с преступниками.

Простые чеченцы, даже из числа самых ревностных мусульман, все больше разочаровывались в шариатских судах. Негатив у них вызывали, как сами судьи, так и правоохранители, призванные реагировать на нарушение норм шариата. Малоимущие граждане прекрасно осознавали, что добиться справедливости в споре с состоятельными чеченцами через шариатский суд у них нет никакой возможности.