27/11/18
Как русская армия воевала за Францию в Первую мировую войну

В Первую мировую войну русская армия сражалась не только на российских фронтах. Особые бригады русских войск были отправлены на фронты союзников – во Францию и на Балканы.

Особые бригады

В декабре 1915 года в Россию со специальной миссией прибыл французский сенатор Поль Думер. Его задачей было убедить русское правительство и военное командование в посылке примерно 400 тысяч русских солдат на помощь Франции. По мнению французского правительства, там они могли принести больше пользы, чем на российских фронтах. Да и вообще людские ресурсы России казались союзникам неисчерпаемыми.
По мнению начальника царского штаба генерала М.В. Алексеева, требование Думера было ничем не обоснованным, наглым и беспардонным. В этом ключе Алексеев составил записку Николаю II. Но царь рассудил иначе, правда, снизил количество требуемых Францией русских войск до 100 тысяч человек. Вскоре началась организация Особых русских бригад, предназначенных для отправки на союзные фронты. Эти бригады сейчас часто неправильно называют русским Экспедиционным корпусом, какового наименования они не имели.
1-я бригада специально отбиралась из самых рослых солдат различных частей. В строю она производила внушительное впечатление, однако её солдаты и офицеры не имели боевой спайки. В следующие бригады стали включать целиком подразделения, имевшие опыт боёв. В 1916 году было создано четыре пехотные бригады, а в 1917 году – ещё одна артиллерийская бригада. В них за два года прошли службу в общей сложности около 60 тысяч человек.
1-я русская особая пехотная бригада уже в январе 1916 года двинулась далёким кружным путём – по Транссибирской магистрали и пароходами вокруг всей Азии и через Суэцкий канал в Средиземное море – и в апреле 1916 года прибыла в Марсель. Французы устроили ей торжественную встречу. Бригада прошла парадным маршем по улицам Марселя. Демонстрация боевого братства России и Франции имела большое пропагандистское значение. После этого 1-я бригада была незамедлительно отправлена на фронт, где в то время шло ожесточённое сражение под Верденом.
Летом 1916 года из России была отправлена 2-я бригада. Она двигалась более коротким, но и опасным путём – из Архангельска через Северную Атлантику, где рыскали немецкие субмарины. К счастью, плавание обошлось без потерь. Французское командование решило, что 2-я бригада будет полезнее на Балканах, где в конце 1915 года союзники открыли новый фронт. Бригада была переброшена на кораблях в Салоники. В течение года тем же путём во Францию прибыли 3-я и 4-я русские особые бригады. 3-я была оставлена во Франции, а 4-я переброшена на Балканский фронт.

Боевой путь

При подготовке русских частей к выступлению на фронт возникали различные мелкие недоразумения. Так, французский военный министр Петэн полагал, что русских солдат придётся долго обучать владению французским оружием, и был очень удивлён, узнав, что русским не пришлось объяснять, как пользоваться французской магазинной винтовкой «Лебель» (наши, правда, считали, что родная винтовка Мосина надёжнее и бьёт точнее). Выяснилось, что и с противогазом русские солдаты знакомы. Языкового барьера не было, так как все русские офицеры, получавшие приказы от французов, знали французский язык.
В течение 1916 и в начале 1917 года обе русские бригады участвовали во многих боях на Западном фронте. Понеся тяжёлые потери в ходе апрельского наступления, они были отведены в глубокий тыл на отдых и переформирование.
Ещё более заметной оказалась роль двух русских бригад на Балканском фронте. Это и понятно, так как во Франции воевало 160 дивизий союзников, а в Македонии – всего 20. В ноябре 1916 года русские войска отбили у противника (болгар) город Битоль в Македонии и были отмечены в приказе главнокомандующего фронтом французского генерала Саррайля.

Влияние революции

В 1917 году, под влиянием неудач на фронте и известий о революции в России, началось брожение во французской армии. Не миновало оно и русские бригады. Летом 1917 года началось неповиновение в тыловом лагере Ля-Куртин, где находились обе русские бригады. Солдаты требовали возвращения в Россию. Французам удалось искусно отделить лояльных солдат от мятежных, а затем, с помощью прибывшей во Францию русской артиллерийской бригады, подавить мятеж. Часть участников мятежа была отправлена на каторгу в Алжир. Впоследствии и советские историки, и белоэмигранты пытались приписать это восстание влиянию большевиков. На самом деле, никаких партийных большевиков там не было.
Брожение в русских бригадах на Балканах развивалось медленнее. Тем не менее и там начались требования о возвращении на родину. Получив известие об Октябрьском перевороте в России, французское командование решило расформировать русские бригады. Их солдатам и офицерам было предложено на выбор: записаться добровольцами во французскую армию или наняться на тыловые работы во французской армии (своего рода стройбаты), где им было положено содержание втрое выше, чем у французских солдат на фронте. Не согласившиеся ни на то, ни на другое, подлежали отправке на каторгу.
Большинство военнослужащих четырёх бригад – 17 тысяч человек – добровольно выбрали последний вариант, не желая ни воевать, ни способствовать продолжению войны. Их отправили на работы в Северную Африку, где уже находились 8 тысяч сосланных участников ля-куртинского мятежа. 13 тысяч записались в рабочие отряды. Только 750 человек предпочли сражаться под французскими знамёнами.
Эти последние были вначале распределены по разным французским частям, и только ближе к концу войны часть из них была объединена в «Русском легионе чести». Среди них был и прославленный в будущем советский полководец Родион Малиновский. По окончании войны «Русский легион», увеличенный за счёт русских солдат из других французских частей, нёс оккупационную службу в Германии. В 1919 году большая его часть была отправлена в Россию на помощь Белой армии Деникина, где большинство легионеров подняло мятеж и перешло на сторону Красной армии.
Русские, служившие в рабочих отрядах, были репатриированы уже по окончании гражданской войны в России, за исключением тех, кто так или иначе сумел устроиться на чужбине. Исчерпывающих сведений о судьбе наших соотечественников, отправленных на французскую каторгу, нет. Какая-то их часть была, по-видимому, в итоге репатриирована в советскую Россию, но большинство навечно осталось в песках Сахары.