01/04/17
Как Швейцария стала часовой державой?

Швейцария славится своими красивыми пейзажами, вкусными сырами и великолепными часами. Многие считают, что именно Швейцария была у истоков часовой индустрии. Однако мало кому известно, что за историей швейцарского качества стоят совсем другие люди: немецкие и французские мастера, скрывавшиеся от религиозных гонений.

«Нюрнбергское яйцо» и французский король

Первые носимые часы в привычном для нас понимании появились в 1510 году. Их создал немецкий мастер по замкам Петер Хенляйн. Он первым придумал идею использования заводной пружины в часах, что позволило в разы уменьшить их размеры. До этого момента часы устанавливались только на башнях. Это были огромные механизмы, которые приводились в движение гирями. Хенляйн стал революционером, ведь теперь часы можно было носить буквально в кармане. Однако конструкция «нюрнбергского яйца» - именно так прозвали часы из-за овального корпуса - не отличалась совершенством. Как и в башенных часах, «нюрнбергское яйцо» имело только одну часовую стрелку, кроме того часы не отличались точностью – стрелка полностью зависела от степени завода пружины. Однако с этого момента мода на часы стала набирать обороты.

Первое серьезное часовое производство возникло во Франции, где в 1544 году король Франциск I подписал указ о создании часовой мануфактуры. Первыми заказчиками были вельможи - немногие могли себе позволить часы-шедевры ювелирного искусства.

Религия - двигатель часовой индустрии

Франция недолго оставалась центром часового дела. В середине XVI века страну охватили религиозные столкновения. Скрываясь от преследования, часовые мастера-гугеноты бежали в Швейцарию, где процветали протестантские взгляды. Фактически протестантизм создал швейцарскую часовую промышленность. Дело в том, что богослов Жан Кальвин, имевший большое влияние на Церковь, установил жесткие стандарты и ввел запрет на праздный образ жизни. Театры, музыка, танцы, праздники - все это попадало под жесткие ограничения. Более того, яркие одежды и ювелирные украшения также оказались под запретом. Однако каким-то образом ношение часов не попало под церковные запреты - наоборот, часы были признаны полезным предметом. Ювелирные мастера Швейцарии объединились с часовыми мастерами из Франции и стали помогать им в изготовлении часов. Тем более спрос на часы как на качественное и красивое изделие постоянно возрастал.

Мастера горных кантонов

К 1600 году в Женеве насчитывалось не менее 500 часовых мастеров. Для улучшения взаимодействия в 1601 году мастера объединились в гильдию часовщиков. Женева процветала, а распространение протестантских идей привлекало все больше мастеров-гугенотов в эту страну. Однако если несколько лет назад, часовое дело в Швейцарии только зарождалось, то теперь возникла серьезная конкуренция. Часовая гильдия, мастера которой стояли у истоков часового дела, попросту не захотела уступать свои позиции. Новоприбывшие мастера были вынуждены рассредоточиться по другим кантонам Швейцарии. Интересный факт: последователями мастеров становились обычные крестьяне. Их работа была сезонной, и в свободное время, чтобы чем-то себя занять, они просто стали учиться у мастеров-гугенотов. Таким образом часовое дело из Женевы распространилось по всей Швейцарии.

Швейцарский кузнец и английский путешественник

В свою очередь, все инновации часовой индустрии скапливались в Англии. Английские мастера с самого начала ориентировались на совершенство механизма, а не внешнего вида. Уже в XVII веке английские часы отличались высокой точностью. Все часовые усовершенствования - маятники, анкеры усиленные пружины - также были разработаны в Англии.

Швейцария могла навсегда остаться в догоняющих, однако все изменилось с появлением Даниэля Жан-Ришара. Этот человек заинтересовался часами совершенно случайно. Еще будучи юношей, он работал кузнецом у своего отца. Однажды к ним пришел английский путешественник, его заинтересовали поделки из серебра и железа. Восхитившись искусством, он достал из сумки свои сломанные часы и попросил их починить. Юноша справился с работой. Чуть позже Жан-Ришар, запомнив английский механизм, смог полностью воспроизвести его.

В 1698 году Жан-Ришар открывает свою собственную мануфактуру. Более того, он постоянно совершенствовал часовой механизм, изучая технологии английских и французских мастеров. Кроме того, Жан-Ришар смог стандартизировать производство: наладил кооперацию с мастерами, которые изготавливали механизмы и фурнитуру, и создал полноценную коммерческую сеть. В конце концов Жан-Ришар начинает приглашать учеников, чтобы знания могли передаваться другим поколениям. К 1730 году предприятие Жан-Ришара становится крупнейшим в Швейцарии и первым начинает заниматься массовым производством. Именно массовость и постоянное повышение качества обеспечили швейцарским часам всемирную славу.

Массовое производство - залог успеха

В 1800 –х годах массовое производство позволило Швейцарии занять ведущие позиции в часовом мире. Другие страны просто не успевали за ее объемами производства. Гораздо позже массовость поможет швейцарской индустрии сохранить ведущие позиции. В 1970-х годах швейцарские мастера отказались от производства цифровых часов, тем самым они совершили крупную ошибку. За несколько лет азиатские производители наполнили рынок разнообразными кварцевыми часами и попросту захватили его. Фактически дорогие швейцарские часы стали никому ненужными. Индустрия могла прекратить свое существование, если бы не вмешательство одного человека. Им оказался ливанский бизнесмен Николас Хайек. Именно в его консалтинговую компанию обратились швейцарские банки с целью оценки часовой промышленности. Планировалось, что ее продадут японцам, однако Хайек предложил проект по возрождению часового дела. Банки согласились с этой идеей, более того, большую часть инвестиций Хайек взял на себя. Веря в успех швейцарских часовых марок, он объединил два ведущих концерна в единую компанию и тем самым спас многие старейшие фирмы от разорения. Раньше каждая компания производила часы самостоятельно, теперь заводы делились на производителей универсальных запчастей и сборщиков часов. Слияние снизило себестоимость и повысило обороты производства.

«Вторые часы» становятся первыми

Наиболее важным шагом в спасении швейцарских часов стало создание марки Swatch. Николас Хайек решил отойти от вековых наработок и поручил инженерам создать дешевые, но качественные часы. Результатом стал легендарный Swatch - простой циферблат в тонком пластиковом корпусе. Продукт получился ярким и дешевым. Кроме того, он выгодно отличался от конкурентов, ибо гарантировал европейское качество. Для европейцев Swatch был элитарнее, чем азиатские конкуренты. В конце концов хорошие продажи не заставили себя ждать - к началу 90-х годов было продано более 10 миллионов часов Swatch.

Николас Хайек стал настоящим спасителем швейцарской часовой индустрии, и его имя прочно закрепилось в истории. Он сделал невозможное - немногие верили, что в Швейцарии можно создать дешевые часы высокого качества. Однако именно Swatch, который, по мнению многих, мог «убить» всю промышленность, стал ее спасителем.