17/04/18
Как советские спецслужбы пытались ликвидировать генерала Власова во время войны

Предательство командующего 2-й ударной армии Андрея Власова было одним из самых неприятных эпизодов Великой Отечественной войны. Генерал, занявший антисоветскую позицию, рассматривался в Кремле как серьезная опасность. За годы войны советские спецслужбы неоднократно предпринимали попытки его ликвидировать.

Ворон

Власов попал в плен к немцам 12 июля 1942 года. Будучи в заключении он согласился возглавить Комитет освобождения народов России (КОНР) и его боевое крыло – Русскую освободительную армию (РОА). Генерал ездил по местам, где содержались советские военнопленные, и призывал их следовать его примеру.

В Москве больше опасались не армии, которую может сколотить предатель, а ту угрозу, которую он несет в морально-политическом плане. Антисоветская пропаганда Власова расценивалась Кремлем как подрыв устойчивости фронта и тыла.

Перебежчика решено было найти и уничтожить. Чекисты дали Власову псевдоним Ворон. По их замыслу физическое устранение бывшего командующего 2-й ударной армии должно было поспособствовать деморализации его сторонников и в целом нанести существенный удар по структурам коллаборационистов.

Вербовка Жиленкова

На первых порах чекисты взялись за разработку ближайшего окружения генерала. Контрразведка "Смерш" смогла выйти на бригадного комиссара Георгия Жиленкова, отвечавшего у Власова за антисоветскую агитацию. Жиленкова решили склонить к сотрудничеству и привлечь к операции по устранению Ворона. С этой целью в район Пскова была заброшена оперативная группа под командованием майора Льва Корчагина.

Последний имел при себе письмо от супруги бригадного комиссара, которая проживала в Москве. С его помощью чекисты намеревались шантажировать власовца, намекая на то, что от его выбора будет зависеть судьба его семьи.

Несмотря на то что разработка Жиленкова велась целый год, операция закончилась неудачей. В пользу этого говорит тот факт, что «личного пропагандиста» Власова заочно приговорили к смертной казни лишь в апреле 1944 года, тогда как его начальника – годом раньше.

Агентурная сеть

Весной 1943 года сотрудники Смерш начали организовывать целую агентурную сеть в городах, где был замечен Власов. Так, в Смоленске оперативная спецгруппа насчитывала 22 человека, среди них агенты, в совершенстве владевшие немецким языком.

Крупная сеть была создана в Белоруссии. В Минске действовали четыре оперативные группы общей численностью 37 человек, в Западной Белоруссии работали несколько групп – всего 55 человек.

Перед ними была поставлена задача не только собирать все сведения о передвижении Власова и его ближайших соратников, но и изучать условия их быта, подмечая, например, такие моменты, как количество охраняющих их военных. К лету 1943 года за Вороном уже охотились более 200 высокопрофессиональных чекистов.

Взорвать предателя

Попытки взорвать генерала предпринимались неоднократно. В мае 1943 разведчики Западного фронта под командованием майора Александра Одинцова получили информацию, что со дня на день ожидается прибытие Власова в особняк на Первомайской улице в Могилеве. В здании были заложены магнитные мины. Однако Ворон там так и не появился.

Тогда же намечалась ликвидация предателя во время его визита в Русский народный театр Смоленска, где он должен был вместе с бургомистром города выступать перед местной интеллигенцией. Но к моменту, когда партизаны прибыли в город, Власов уже успел его покинуть.

За Вороном советские спецслужбы гонялись не только по оккупированной территории СССР, но и по европейским странам, даже по Германии. В Берлин был заброшен майор С. Капустин, представившийся одному из ближайших соратников Власова - генерал-майору Василию Малышкину - как перебежчик. Капустин должен был войти в доверие к руководящему составу КОНР и уничтожить его главу. Крайний срок – до конца 1943 года. Но Капустин был раскрыт и расстрелян немцами.

Миссия комбрига Богданова

В июле 1943 года советские спецслужбы вышли на комбрига Михаила Богданова, который сотрудничал с немцами с осени 1941 года. Перед ним была поставлена амбициозная задача не только убить Власова, но и не вызвать к себе никаких подозрений, чтобы потом занять должность командующего РОА. Для своей миссии Богданов получил яд, но не использовал его, объяснив тем, что не имел доступ к кухне.

По мнению ряда историков, комбриг не смог пойти на убийство Власова, которого знал по совместной службе более 20 лет. Позже Богданов был обвинен судом в невыполнении боевого приказа и приговорен к смертной казни.

Ворон в клетке

До конца войны советским спецслужбам так и не удалось избавиться от Власова. После разоружения РОА в мае 1945 года генерал пытался укрыться в зоне оккупации союзных войск. Однако во время следования в город Пльзень в Чехословакии, где находился штаб 3-й американской армии, Власов был схвачен советскими военными, а затем доставлен в Москву.

Предатель прекрасно понимал, что его ждет, поэтому на судебном процессе пытался взять всю вину на себя. В конце июля 1946 года Политбюро ЦК партии приняло решение о казни Власова и его подельников. 1 августа генерал был повешен вместе со своими сторонниками. Их тела кремировали, а прах развеяли в безымянном овраге Донского монастыря.