21/11/18
Как танк КВ-1 два дня сдерживал танковую дивизию вермахта

В самом начале войны в окрестностях литовского городка Расейняй произошел уникальный случай. Один советский танк КВ-1 48 часов сдерживал наступление немецкой 6-й танковой дивизии. О сражении стало известно благодаря мемуарам непосредственного участника тех событий – полковника вермахта Эрхарда Рауса.

Полковник вспоминал, что в первый день войны его подразделение не встретило особого сопротивления. Однако 23 июня ему доложили, что единственная дорога заблокирована советским сверхтяжелым танком КВ (Клим Ворошилов), который к тому же разрушил телефонные провода, тем самым осложнив связь со штабом дивизии. Из пушки он успел подбить 12 машин снабжения и не подпускал к ним помощь, поливая всех приближающихся пулеметным огнем.

Обойти 43-тонную боевую машину оказалось невозможно. Вокруг перекрытой им дороги были болота, а в лесах скрывались разрозненные отряды советских солдат, продолжающих сопротивление.

КВ-1 против артиллерии

Немцы не верили, что один танк решил держать оборону, и предположили, что это ловушка противника. Раус распорядился организовать защиту на случай, если русские атакуют с тыла или фланга. Время шло. 24 июня разведчики доложили, что в округе нет крупных советских соединений, а это означало, что дорогу закрывает всего одна боевая машина.

Дивизия располагала новыми 50-мм противотанковыми пушками, и полковник отдал приказ своим солдатам подойти через лес к КВ на близкую дистанцию и расстрелять его. Через два часа хорошо замаскированные пушки заняли удобные позиции и с расстояния в 600 метров стали методично расстреливать танк.

После восьми прямых попаданий танк замер, Немцы были уверены, что экипаж уничтожен. Однако башня КВ медленно задвигалась и 80-мм орудие снова открыло огонь. В результате этой атаки несколько немцев погибло, одна пушка была выведена из строя, а две сильно повреждены.

Вторая попытка уничтожить танк

Эрхард Раус понял, что справиться с исполином смогут только 88-мм зенитные орудия с их тяжелыми бронебойными снарядами. Ко второй половине дня зенитку доставили на место. Под завесой дыма от подбитых нашим танком грузовиков зенитчики приблизились к цели на расстояние в 500 метров.

По словам Рауса, в тот момент произошла настоящая дуэль нервов. Советские танкисты заметили зенитку и специально подпустили ее поближе. Когда фрицы начали готовить орудие к бою, первый выстрел сделал КВ. Несколькими точными попаданиями танк уничтожил зенитку, а ее обслугу расстрелял из пулемета.

Саперы против «стальной крепости»

С наступлением ночи 24 июня для ликвидации танка прибегли к помощи саперов. 12 добровольцев приблизились к машине. Как раз в это время несколько местных жителей через люк передавали танкистам еду. Немцы не стали себя выдавать и дождались, когда те уйдут. В 01.00 25 июня саперы закрепили на танке заряды со взрывчаткой. Взрывчатка сработала, но повредила только гусеницы, танкисты остались живы и открыли из пулеметов беспорядочный огонь. После этой атаки немцы стали называть танк призраком.

Раус понимал, что ради одного танка, пусть и сверхтяжелого, авиация не прилетит. А ситуация ухудшалась. Блокировка дороги отражалась на боевой обстановке и ослабляла немецкие гарнизоны в занятых ими литовских городах.

«Призрак» побежден

Было принято решение устроить отвлекающую танковую атаку, в ходе которой к КВ подкатят 88-мм зенитку. Утром 25 июня обездвиженная советская боевая машина была с трех сторон обстреляна средними танками PzIII и PzIV. Орудия немцев не могли пробить толстой брони, но свою задачу выполнили: советский экипаж не заметил приближения зенитки, и она беспрепятственно произвела семь выстрелов почти в упор.

Немцы подошли к разбитой машине для ее осмотра. Оказалось, что из семи снарядов, только два пробили броню, а остальные оставили на ней лишь впадины. Восемь попаданий 50-мм снарядов выглядели, как небольшие синие круги, а от взрыва саперов была разорвана гусеница и появилась незначительная выщербина на орудии.

Немцы попытались проникнуть внутрь танка, но люк был заблокирован. В этот момент ствол КВ пришел в движение. Экипаж был жив и продолжил бой. Но одна из ручных гранат, брошенных сапером, попала в пробоину от выстрела. Танкистов уже ничто не могло спасти. Раус вспоминал, что его солдат поразил героизм русских. Пятерых танкистов извлекли из их машины и похоронили со всеми воинскими почестями.

В 1965 году героев перезахоронили на воинском кладбище города Расейняй. По надписям на личных вещах выяснили, что двоих из них звали П.Е. Ершов и В.А Смирнов. Имена остальных троих танкистов узнать не удалось.