20/10/18
Как в 1924 году сотня русских разгромила «албанскую армию»

Албания долгие века была одним из самых отсталых и захудалых уголков Османской империи. Собственно, никто даже и не знал, что это Албания. Так называлось королевство, основанное в конце XIII века неаполитанским королём, крестоносцем и авантюристом Карлом Анжуйским. Основную массу его населения составляли крестьяне и пастухи – потомки племён, известных древним римлянам под именем иллирийцев. Они исповедовали христианство, но по большей части – в форме богомильской ереси. Поэтому с началом османского завоевания в XV веке многие из них легко перешли в ислам.

Со временем албанцы на Балканах забыли собственное название и стали именоваться шкиптарями. Многие из них, по бедности, охотно шли на военную службу к султанам и разным ближневосточным беям, благодаря чему албанцы (под именем арнаутов) стали в XIX веке широко известны в мире. Знаменитый хедив Мухаммед-Али, положивший начало независимости Египта в Новое время, был албанцем. Но на положении самой Албании всё это никак не отражалось.

Как создали Албанию

Слово «Албания» всплыло в политическом лексиконе в начале ХХ века. В ходе 1-й Балканской войны в 1912 году Сербия и Черногория завоевали эту часть Адриатического побережья у Турции. Но выяснилось, что на эту территорию претендуют Италия, а за ней – и более сильные европейские державы. Никто из них не хотел, чтобы этой областью овладела Сербия. В Италии спешно придумали некое движение албанцев за независимость, вооружили несколько банд и добились созыва международной конференции. На ней шесть великих держав (включая Россию) договорились о создании независимой Албании, причём Италия выговорила себе протекторат на эту территорию.

Но споры за Албанию продолжались, причём в разгар Первой мировой войны едва не привели к вооружённому конфликту между Сербией и Италией, которые являлись союзниками в той войне. Противоречия ещё сильнее обострились после её окончания, когда сербский королевский дом объявил о создании единой Югославии и стал активнее поддерживать просербские группировки в Албании.

Внутри самой Албании царила анархия. Формально Албания была княжеством, но её германский монарх покинул страну ещё в 1914 году, будучи не в силах справиться с этой средневековой вольницей. В Тиране номинальные правительства сменяли друг друга с калейдоскопической быстротой, ни дня не проходило без вооружённых стычек и политических убийств. Великие державы спорили о кусках в Албании для себя. В этих условиях возникали группы албанских патриотов, желавших положить конец этому хаосу. Однако все они, так или иначе, оказывались в зависимости от иностранных держав и вынуждены были проводить их волю.

Революция 1924 года

События выдвинули на первый план двух вождей: Ахмета Зогу и Фана Ноли. Причём первоначально они действовали вместе. Ахмет Зогу был при турках влиятельным беем. В 1921 году он стал министром внутренних дел (фактическим правителем) и произвёл чистку так называемого парламента. Священник Фан Ноли прибыл из США, где в своё время стал лидером православной части албанской диаспоры и заявил о намерении создать Албанскую православную церковь. Явившись в Тирану, он стал первым главой этой церкви и министром иностранных дел в правительстве Зогу. Но между двумя лидерами росли разногласия, и в 1922 году Ноли подал в отставку.

Дальнейшая дестабилизация привела к росту непопулярности правительства Зогу, и в июне 1924 года оно было свергнуто. Зогу с горстью приверженцев бежал в Югославию. Новое правительство возглавил Ноли. В поисках международной опоры против происков Италии и Югославии, за которыми стояли Англия и Франция, Ноли решил обратиться к советской России. Между Албанией и СССР были установлены дипломатические отношения, и в Тирану прибыл советский посол Аркадий Краковецкий.

Русские добровольцы

Оппозиция и западные державы обвиняли Ноли в том, что он «продался большевикам». Зогу начал вербовку наёмников, чтобы с их помощью вернуть себе власть. Помощь ему оказали югославские королевские власти. По их прямому поручению белогвардеец Илья Миклашевский начал формировать отряд русских добровольцев. В Югославии в это время бедствовало много эмигрировавших белогвардейцев. Среди них призыв пойти за хорошее вознаграждение повоевать против «большевиков» в Албании нашёл живой отклик.

Активное содействие в этом ему оказал казачий есаул Кучук Улагай, которого иногда путают с генералом Сергеем Улагаем, служившим у Врангеля. Общего у них – только фамилия и национальность (оба черкесы). Миклашевскому с помощью Улагая удалось завербовать 108 отчаянных голов, готовых стрелять в «большевиков» где попало, лишь бы платили (впрочем, многим иначе было просто не на что жить). В декабре 1924 года эта сотня сосредоточилась на границе Албании и Югославии и начала свой «освободительный поход».

Бескровная победа

Экспедиция сотни бравых вояк против горных пастухов и контрабандистов не заслуживает серьёзного описания. Они прошли через Албанию как раскалённый нож сквозь кусок масла. По сути, у добровольцев было всего две мало-мальски серьёзные стычки. Опытные русские солдаты оба раза легко опрокинули многократно превосходящие отряды кое-как вооружённого сброда, гордо именовавшегося «албанской армией». Вся кампания продлилась неделю – с 17 по 24 декабря 1924 года. Причём имеющиеся источники вообще не говорят, что у русского отряда были потери.

Правительство Ноли бесславно пало из-за отсутствия поддержки в народе. Оно не справилось с бушевавшей анархией. Вдобавок Ахмет Зогу, как мусульманин, был более, чем православный епископ, популярен в стране.

Зогу вошёл в Тирану и начал репрессии против оппозиции. Русские наёмники тем временем праздновали победу так, что, по их собственным воспоминаниям, в казарме, где их разместили, скоро стало невозможно пройти из-за пустых винных бутылок. Но русская миссия в Албании ещё не была окончена. В январе 1925 года по приказу Ахмета Зогу наёмники окружили парламентский дворец, чтобы депутаты без проволочек провозгласили Зогу президентом с неограниченной властью.

Действия отряда вызвали гнев генерала Врангеля, который считался главой всех русских белогвардейцев. Он немедленно издал приказ об отрешении наёмников из Русской армии. Врангель считал, что такие действия могут повредить отношению Югославии к остававшимся в стране белоэмигрантам. Комичность ситуации была в том, что наёмники вербовались по заданию югославской контрразведки, а Миклашевский, носивший чин полковника югославской армии, после албанского похода спокойно вернулся на службу.

Прочие остались в Албании, продолжая нести службу при Ахмете Зогу, который в 1928 году провозгласил себя королём Албании, хотя официально русская «гвардия» была распущена в 1926 году.

Зогу начал укреплять единство страны, фактически превратив её в колонию фашистской Италии, но чем-то не угодил своим покровителям, и в 1939 году Албания была напрямую оккупирована итальянскими войсками. Большинство русских наёмников перешли на службу к Муссолини.