22/01/18
Киевский футбольный погром в 1956 году: что это было

Современные футбольные матчи редко обходятся без потасовок болельщиков после окончания игры. Подобные побоища давно стали традицией. При этом было бы ошибочно думать, что драки болельщиков явление молодое. Они происходили всегда. Во времена СССР они порой даже перерастали в самые настоящие городские бунты, чего, к счастью, не происходит в наши дни. Хрестоматийном в этом плане стали беспорядки 4 сентября 1956 года после матча «Динамо» (Киев) – «Торпедо» (Москва).

Судью на мыло

Не оправдывая погромщиков, необходимо признать: в чем-то они были, действительно, правы. Злополучный матч проходил в Киеве на стадионе им. Н.С. Хрущева при скоплении 60 000 зрителей. При этом важно отметить, что один из судей матча Богданов приехал на игру из Ленинграда, а двое других Балакин и Цаповецкий были киевлянами. Матч закончился со счетом 1:0 в пользу москвичей. Однако судьи недальновидно допустили возможность неоднозначной трактовки результата игры, что и вызвало гнев зрителей. Во время одного из эпизодов матча защитник хозяев непреднамеренно нарушил правила. Последовал сигнал от линейного судьи и динамовцы прервали игру, ожидая приговор судьи. Но ленинградец Богданов, посчитал, что нарушение не существенное и свистка не прозвучало. В этот момент, понимая, что динамовцы практически выключились из игры, игрок «Торпедо» забил гол, открыв счет. Совершенно логично, что болельщики на трибунах были возмущены как непрофессионализмом судьи, так и коварством игрока «Торпедо». Рев трибун требовал признать гол недействительным, но упрямый судья наотрез отказывался сделать это. За него гол отменил арбитр встречи, но было уже слишком поздно. Беснуясь, болельщики бросились на поле, желая лично поквитаться с судьей. Несчастного мужчину фактически своими телами закрыли игроки обеих команд. Тогда гнев толпы перекинулся на игроков «Торпедо».

Беспорядки

Понимая, что дело «пахнет керосином», Богданов сквозь живой коридор из игроков бегом скрылся во внутренних помещениях стадиона. Вслед за ним под свист, крики и тумаки болельщиков туда же последовали игроки «Торпедо». Оказавшись в раздевалке горе - футболисты забаррикадировали дверь, готовясь к самому худшему. Единственный кто из членов провинившейся команды остался на поле был вратарь Альберт Денисенко. Он почему-то опрометчиво решил, что его украинское происхождение спасет от гнева толпы. Напрасно. Вратаря избили до полусмерти. От гибели его спасли только усиленные наряды милиции и внутренних войск, в этот момент прибывшие на стадион для успокоения болельщиков. Однако толпа, разогретая праведным негодованием, и азартом игры хлынула на улицу. Людская масса, сея хаос и разрушения на своем пути, бурным потоком пронеслась по улице Горького и Красноармейской. В состоянии аффекта люди переворачивали автомобили, били витрины магазинов и стекла домов, избивали прохожих, случайно оказавшихся на их пути. Сложно сказать, во что могло бы вылиться негодование людей, если бы не предельно жесткая реакция властей. К району Киева, охваченного беспорядками, мгновенно стянули внутренние войска в полной боевой экипировке. Солдаты окружали квартал, за кварталом выхватывая и арестовывая беснующихся болельщиков. Бунт был, подавлен едва начавшись. При этом надо отдать должное мудрости властей страны, чтобы не провоцировать разрастание народного гнева, результат злополучного матча все-таки отменили.