27/11/17
Как в СССР передвигали здания вместе с жильцами

Это звучит неправдоподобно, но в Москве в советское время передвигали многоэтажные здания весом в десятки тысяч тонн. Перемещения чаще всего производились ночью. Безмятежно спящие жильцы даже и не подозревали, что проснутся в другом месте.

История

Передвижение архитектурных форм имеет давние традиции. Так, в 1445 году итальянский архитектор Аристотель Фьораванти перенес колокольню церкви Санта-Мария Маджорне более чем на 10 метров, а в 1812 году уже русский мастер Дмитрий Петров в Моршанске решил передвинуть деревянную церковь. «Сумневаюсь я что-то. Где это видано, чтоб церкви самоходом ходили?» – заявлял ему староста. Но Петров все провернул, как надо. В итоге церковь Николы Чудотворца вместе с молящимися внутри прихожанами переехала на 30 метров.

В 1898 году российский инженер Федорович выполнил куда более сложную работу – в Москве на Каланчовке - передвинул двухэтажный кирпичный дом весом в 1840 тонн. Годом позже на Малой Грузинской улице инженер Ростен переместил уже два здания, мешавших строительству костела. При выполнении столь сложных работ оба ориентировались на опыт американских специалистов.

Однако более масштабные проекты по передвижению зданий стали осуществляться уже в советское время. В 1935 году появился план генеральной реконструкции Москвы, который предусматривал снос многих зданий, находящихся вблизи проезжей части. Некоторые из них было решено не сносить, а сдвинуть в глубь квартала.

Для этих целей была создана специальная контора – Трест по перестройке и перемещению зданий, состоявший преимущественно из метростроевцев. Сначала в качестве эксперимента передвинули шесть небольших домов, а затем приступили к более массивным объектам.

Технология

На первый взгляд кажется невозможным вот так просто взять и перенести такую махину, как многоэтажный дом. Разумеется, это весьма трудоемкий процесс, на подготовку которого уходили недели, а то и месяцы, однако при соблюдении всех технологий «переселение» дома проходило безболезненно.

Прежде чем перенести дом, его с помощью специальных тросов отделяли от фундамента, предварительно поставив сооружение на мощные домкраты. Затем вдоль намечающегося направления движения дома пробивали траншеи, в которые на твердое бетонное основание укладывали шпалы, а сверху них – катки.

А дальше одетый в железных каркас, поставленный на двутавровые балки и окончательно отделенный от фундамента дом катил в нужном направлении. В этом деле ему помогали лебедки, которые буксировали здание вперед, и домкраты, которые толкали его сзади.

Вот как этот процесс описывал корреспондент Виктор Толстов в репортаже «Дом отправился в путь»: «В пять утра, когда рассвет только намечался над городом, были закончены последние приготовления и дана команда включить компрессоры. Стрелки на приборах показали усилие 170 тонн. Мощные блестящие цилиндры четырех домкратов уперлись в стальные балки, на которых покоился готовый к передвижке дом, и он медленно покатился по рельсам вдоль главной улицы Москвы. Со скоростью секундной стрелки вращались толстые стальные катки, и почти незаметно глазу махина здания уплывала в сторону площади Маяковского».

Даже не заметили

Осенью 1937 года было решено подвинуть пятиэтажное, состоящее из четырех подъездов жилое здание по улице Серафимовича (дом №5/16), которое мешало строительству Большого Каменного моста. Работой руководил крупнейший советских специалист по передвижке и выпрямлению зданий Эммануил Гендель. На его счету были такие операции, как выпрямление минаретов в Самарканде и колоколен в Ярославле и Больших Вязёмах.

Особенностью перемещения данного жилого дома была необходимость подъема сооружения весом 7500 тонн на высоту почти два метра. При том что грунт под зданием был ненадежный, оно перемещалось настолько плавно, что в некоторых случаях жильцы даже не сразу замечали начала движения.

«В передвигаемом доме жизнь идет вполне нормально. Действуют телефон, водопровод, электричество, газ», – отмечалось в газете «Известия». Все это стало возможным благодаря решению руководства треста все коммуникации присоединить к дому с помощью гибких кабелей.

Переплюнуть Америку

В ходе реконструкции 1938-1940годов некоторые здания четной стороны улицы Горького (ныне Тверской) должны были быть немного смещены. Малозначимые строения безжалостно сносились, а вот дому №24 (бывшее Саввинское подворье) повезло. Жители настойчиво просили сохранить архитектурный шедевр в неорусском стиле. Письмо попало к первому секретарю Московского городского комитета ВКП(б) Никите Хрущеву, и он дал добро. Дом решили переносить.

Главную сложность в переносе здания представлял его вес – 23 тысячи тонн. Но именно это было едва ли не решающим обстоятельством переноса здания. В США к тому времени самым большим перемещенным зданием была восьмиэтажная телефонная станция в Индианаполисе, весившая всего 11 тысяч тонн. Почему бы не переплюнуть Америку?

Жильцы, обеспокоенные исходом операции, просили предупредить их о начале переезда дома, чтобы переждать неспокойный период у родственников. Однако работники треста намеренно дали ложные сроки перемещения дома, чтобы выполнить завершающую стадию работы ночью. Результат переезда впечатлил всех: многие из жильцов смену местоположения дома заметили только утром. По слухам, дом шел настолько плавно, что в одной из квартир уцелела башенка, сложенная ребенком из кубиков.

Сегодня бывшее Саввинское подворье скрыто между домом №6 по Тверской улице и новым зданием МХАТа по Камергерскому переулку. Сфотографировать перемещенное сооружение во всем масштабе можно только с юго-восточного торца.

Осложнения

Были у перемещенных зданий и печальные судьбы. Так, в 1939 году жильцы недавно передвинутого дома №77 на улице Полины Осипенко (сейчас - Садовническая улица) жаловались, что после передвижки их дом так и не подключили к газовой сети. Позднее неполадки удалось устранить.

На этом неприятности не закончились. Дом, расположившийся на топком месте, засыпанном песком вскоре начал оседать и проваливаться. Рабочие забили мощные сваи, утрамбовали грунт тоннами привезенной земли – проблем больше быть не должно.

Однако в канун нового – 1968-го - года произошла трагедия. Внутри первого корпуса дома №77 неожиданно прогремели два оглушительных взрыва. А дальше, по свидетельству очевидцев, произошло нечто неподдающееся объяснению: три верхних этажа здания отделились от нижней конструкции, поднялись вверх, зависли в воздухе и только потом рухнули вниз.

Ударная волна была столь мощная, что многих жильцов с фрагментами дома отбросило до Краснохолмского моста, одна из женщин вместе с балконом приземлилась на Садовое кольцо. Многие из них отделались легкими травмами. Однако все жители верхних этажей – 147 человек – погибли. Официальная версия трагедии – взрыв бытового газа. Рассматривались также версии теракта, взрыва оставшейся со времен войны бомбы и даже аномалий в недрах земли.

Новые достижения

Чем больше было перемещений, тем сложнее становились задачи. Один из самых трудоемких переездов затронул здание Моссовета, где сейчас расположилась мэрия Москвы (Тверская, 13). В связи с расширением улицы Горького в 1940 году здание пришлось передвинуть вглубь на 14 метров. Уникальность работы заключалась в том, что дом перемещался вместе с подвалом, при этом чиновники продолжали работать в своих кабинетах.

В результате операции ни один чиновник не пострадал. Зданию решили добавить еще два этажа, и это, пожалуй, было лишним. По стенам пошли трещины, и сооружение начало расползаться. Чтобы избежать разрушения, рабочим в срочном порядке пришлось укреплять здание с помощью металлических колонн.

Еще более сложная работа была проделана при перемещении здания старейшей в Москве Глазной больницы, располагавшейся на углу улицы Горького и Мамоновского переулка. Дом не только убрали в глубь квартала, но еще и развернули на 97 градусов – так, что фасад больницы стал смотреть на переулок.

Практика передвижения зданий продолжилась и в послевоенные годы. Так, осенью 1958 года были одновременно передвинуты два здания: НИИ ВОДГЕО и НИИ Промстройпроект (сейчас это дома 42С2 и 42С3 по Комсомольскому проспекту). Оба здания были перемещены примерно на сто метров.

В 1979 году почти на 30 метров в строну Настасьиного переулка передвинули конторский дом книгоиздателя Сытина, который загораживал только что построенное здание «Известий». Дом при переезде сильно пострадал. В 1983 году столичные инженеры передвинули здание МХТ имени Чехова, при этом раздвинув пространство между сценой и залом.

Эта работа стала последней в уникальной серии перемещений московских зданий. Вскоре началась перестройка, за ней – кризис. Подобные проекты оказались слишком дорогостоящими, и их пришлось прекратить.