09/07/17
Как в уголовную среду внедрялись агенты из милиции

Без использования агентуры ни одна правоохранительная структура нормально работать не может. В СССР это поняли в первые же годы после создания государства.

Сексот в каждом доме

Формирование системы работы с агентами-осведомителями в СССР закончилось к 40-м годам ХХ века. В нее входили доверенные лица, секретные осведомители, квалифицированные агенты и резиденты. Доверенных лиц в количественном отношении было больше всего. Они не вербовались милицией, плату за предоставляемые сведения не получали. Стукачами становились словоохотливые и услужливые граждане, сообщавшие милиционерам о чем-либо или о ком-либо подозрительном. Участковый на своей территории должен был иметь как можно больше таких информаторов, а в многоквартирном доме и по нескольку.
У секретных осведомителей дела были поважнее. Они отслеживали конкретный круг личностей: ранее судимых граждан, которые не собирались завязывать с криминалом, тех, кто не сидел, но общался с уголовниками, вел антиобщественный образ жизни. Осведомители также наблюдали за общественными местами – рынками, гостиницами, вокзалами и ресторанами – за всеми объектами и территориями, где появлялся и концентрировался уголовный элемент.
Сексотами становились официанты, продавцы, чистильщики обуви. Работа секретных осведомителей вознаграждалась – им платили, выделяли продукты.
Самой серьезной группой добровольных помощников милиции считалась квалифицированная агентура - резиденты. Как правило, это были бывшие зэки, которые легко находили общий язык в среде блатных, запросто выдавая себя за своих. Их внедряли в преступные сообщества с целью получения важной информации, которая была необходима для выявления и раскрытия преступлений. Такой резидент мог ежемесячно получать от милиции до 300 рублей. Элитой подобной резидентуры являлись «агенты-маршрутники», им поручали самые важные дела, посылали в «командировки» по всему Союзу для внедрения в состав особо опасных группировок.
Один из таких «маршрутников» в 1945 году в Ленинградской области помог разоблачить воровскую шайку, промышлявшую квартирными кражами и похищением домашнего скота, второй сдал в руки милиции банду воров, сколоченную из красноармейцев-дезертиров.
Большой минус в привлечении подобных агентов был в том, что они подчас переходили грань дозволенного и сами шли на преступления или же покрывали их. К середине 50-х годов вскрылись массовые нарушения в оперативной работе с такими агентами, что нанесло серьезный ущерб деятельности органов МВД.

Когда оперативник становится бандитом

Во все времена сотрудники милиции под видом криминального элемента пытались внедриться в преступную среду. Подчас это происходило даже проще, чем показано в популярном фильме «Место встречи изменить нельзя». Оперативники надевали золотые цепи, взятые «напрокат» из вещественных доказательств, массивные перстни и ехали на «стрелки» под видом братвы.
За время существования в структуре МВД такого управления, как РУБОП (Региональное управление по борьбе с организованной преступностью, действовало с 1993 года на протяжении 8 лет), его сотрудники нередко «становились» братками. В каждом РУБОПе были свои отделы по внедрению милиционеров в организованные преступные группировки – именно в 90-е ОПГ представляли наиболее серьезную угрозу.
Во многом именно благодаря агентурно-осведомительской работе в свое время удалось раскрыть ряд резонансных преступлений, к примеру, серию дерзких разбойных нападений и убийств, совершенных в начале 50-х годов московской бандой Митина. Тогда в разбойную шайку, состоявшую из четырех человек, внедрился агент милиции с оперативным позывным Мишин. Впоследствии он навел милиционеров на след ОПГ.