30/10/18
Как воевали прибалты за СССР на Великой Отечественной

После присоединения Литвы, Латвии и Эстонии к СССР летом 1940 года армии этих государств были влиты в РККА. При этом они сохранили национальную форму, нашив на неё советские знаки различия.

Офицерский корпус первоначально тоже сохранился, однако за почти год, предшествовавший Великой Отечественной войне, в нём были проведены кадровые чистки разной интенсивности с целью сделать его более лояльным по отношению к коммунистам. Многие офицерские должности были замещены командирами из России и других «старых» советских республик.

Массовое дезертирство

К июню 1941 года прибалтийские формирования в РККА составляли: бывшая литовская армия – 29-й стрелковый корпус, латвийская – 24-й стрелковый корпус, эстонская – 22-й стрелковый корпус. Все они входили в состав Прибалтийского особого военного округа (с началом войны – Северо-Западного фронта).

Со вторжением немецко-фашистских войск национальные соединения прибалтийских республик постигла одинаковая судьба. Все мобилизационные мероприятия в Прибалтике были сорваны в первые же дни войны в результате стремительного продвижения вермахта.

Вильнюс был взят немцами уже 24 июня 1941 года, Рига – 1 июля. Лишь в Эстонии советские войска продержались до августа 1941 года. Но и там было невозможно провести какой-то призыв в войска вследствие сопротивления населения. Да командование Красной армии уже и не стремилось призывать прибалтов, убедившись в их ненадёжности в большинстве случаев.

Литовский корпус почти в полном составе перешёл на сторону немцев. При этом часть советского командного состава была предательски перебита. В латвийском корпусе большинство военнослужащих пришлось разоружить и распустить, вследствие их ненадёжности.

В эстонском корпусе также происходили массовые перебежки на сторону врага. Управления прибалтийских корпусов и большинства их дивизий отошли на восток из Прибалтики. Однако национальный состав этих соединений, вследствие новых пополнений, оказался размыт, и они превратились в обычные стрелковые дивизии Красной армии.

Сами же прибалтийские стрелковые корпуса были в сентябре 1941 года расформированы. Но одновременно Ставка ВГК приняла решение создать новые национальные соединения из уроженцев прибалтийских республик и представителей прибалтийских народов. Это было важно с политической точки зрения.

Новые прибалтийские советские войска

Создание новых прибалтийских дивизий началось в конце 1941 года, а 249-я эстонская стрелковая дивизия начала создаваться ещё до войны из лиц эстонской национальности, живших за пределами Эстонии (таких было много ещё в царское время).

Советское командование делало ставку на вековую вражду прибалтов, особенно латышей и эстонцев, по отношению к немцам, считая, что эта ненависть себя ещё проявит. Ведь недаром ещё в Первую мировую войну царское командование сформировало латышские национальные части, отличавшиеся высокой боеспособностью (это они затем составят костяк латышских «красных стрелков»).

В основу формирования новых соединений был положен принцип добровольчества. Для лиц литовской, латышской, эстонской национальностей, а также для уроженцев соответствующих республик, служба в новых национальных дивизиях должна была казаться более привлекательной.

Они изначально создавались как элитные части Красной армии, предназначенные, прежде всего, для освобождения своих республик. Хотя всем им, в той или иной степени, пришлось и ранее выдержать тяжёлые бои.

Параллельно шёл отбор кадров из коммунистов прибалтийских республик, эвакуированных оттуда вместе с советскими учреждениями, а также лояльных офицеров, отступивших из Прибалтики вместе с остатками национальных войск.

Так, в Красной армии были сформированы по две латышские (43-я Гвардейская и 308-я) и две эстонские (7-я и 249-я) стрелковые дивизии, с течением времени объединённые в корпуса, соответственно: 130-й Латышский и 8-й Эстонский. Была образована также 16-я литовская стрелковая дивизия.

Национальный принцип был соблюдён в этих соединениях в различной степени. Литовцев в 16-й дивизии было меньшинство. Поэтому литовский язык, который первоначально предполагалось сделать языком приказом в этой дивизии, был заменён русским, который знали практически все.

В латышских соединениях латышей было около половины, но и там языком межнационального общения оставался русский. Лишь в эстонских дивизиях представители титульной национальности составили свыше 80%. Они стали, пожалуй, единственными подлинно национальными прибалтийскими формированиями в составе Красной армии.

Те или иные прибалтийские соединения приняли участие в различных битвах Великой Отечественной войны (Московская, на Демянском плацдарме, под Великими Луками и Невелем, на Курской дуге) и все без исключения – в освобождении своих республик.

Все завершили войну на фронте против Курляндской группировки врага. 16-я дивизия получила почётное наименование Клайпедской Краснознамённой за взятие порта Мемель (Клайпеды), 130-й Латышский стрелковый корпус был награждён орденом Суворова, а 8-й Эстонский стрелковый корпус был сразу после войны преобразован в 41-й Гвардейский Эстонский Таллинский.

Интересные факты

Звания Героя Советского Союза в годы Великой Отечественной войны были удостоены 15 литовцев, 12 латышей и 9 эстонцев.

Одним из них стал лётчик Эндель Пусэп, родившийся в семье переселившихся ещё до революции в Сибирь эстонцев. Пусэп участвовал в ночных налётах на Берлин в 1941 году, а в мае 1942 года он пилотировал четырёхмоторный самолёт Пе-8, на котором нарком иностранных дел Молотов совершил ответственную миссию в Лондон и Вашингтон. Звание Героя СССР было ему присвоено «за отвагу и геройство, проявленные при выполнении задания Правительства по осуществлению дальнего ответственного перелёта».

Во время боёв за освобождение Таллинна в сентябре 1944 года противником 8-го Эстонского стрелкового корпуса на фронте была Эстонская дивизия СС.

В декабре 1944 года на Курляндском фронте противником 130-го Латышского стрелкового корпуса была 19-я латышская дивизия СС.

В 16-й литовской и 201-й латвийской стрелковых дивизий в период их формирования до 30% военнослужащих составляли евреи – уроженцы соответствующих республик. По этой причине на занятиях по обучению личного состава в качестве языка команд и общения офицеров с подчинёнными зачастую использовался идиш.

Вновь сформированные прибалтийские соединения, в отличие от соединений армий буржуазных государств, влитых в 1940 году в РККА, отличались высоким боевым духом в боях с немцами и моральной стойкостью, не раз проявленной ими. Так, 201-я Латвийская стрелковая дивизия (будущая 43-я Гвардейская Латышская) участвовала ещё в декабрьском (1941 год) контрнаступлении под Москвой, где меньше чем за месяц потеряла больше половины личного состава. Несмотря на это, после отдыха и пополнения, её боеспособность была восстановлена.