03/09/17
х/ф Порок на экспорт
Как вор в законе мог отойти от дел и остаться в живых

По воровскому закону отойти от дел «по-хорошему» самый главный авторитет в криминальном мире может только в одном случае – когда ему не позволяет пребывать в своем статусе состояние здоровья.

Диагноз ставит сходка

Для подтверждения «неработоспособности» вора в законе собирается не консилиум врачей, а «медкомиссия» в составе таких же авторитетов. Повод для подобной сходки должен быть более чем серьезным. Вор в законе по жизни должен вести активную организационно-контрольную деятельность – участвовать в толковищах, бывать в разных местах. Мобильность и адекватность при разрешении разного рода споров с учетом воровских понятий присущи каждому «правильному» вору в законе. Практически все законники имеют проблемы со здоровьем, являющиеся следствием долгого пребывания в местах лишения свободы. Однако это не можетт послужить причиной «сложения полномочий».

Вор в законе, осознающий, что не сможет больше «работать по профилю», сам просит братву «отпустить» его. Окончательное решение принимается не им, а «коллективным разумом» сходки. Собственно, статуса вор при этом не лишается, он просто перестает выполнять те функции, которые прежде на него были возложены.

Самостоятельность не приветствуется

По большому счету, вор в законе себе не принадлежит - он служит воровскому закону, который предписывает решать вопросы о судьбе законника коллегиально, на сходке. Отказ от воровского статуса в одностороннем порядке однозначно воспринимается как измена. По такому случаю обязательно должна собраться сходка воров в законе, на которой вор-обвинитель предъявляет доказательства поведения законника не по понятиям. Если аргументы для братвы достаточно убедительны, то вора в законе на таком собрании могут и раскороновать.

И в советские времена, и сегодня правоохранительные органы активно используют метод давления на воров в законе с целью добиться от них публичного признания о непричастности к числу законников. Ранее воров разными способами заставляли подписывать специальные «покаянные» письма, которые в свое время даже публиковались в центральной печати, фотографироваться с табличками «Я не вор в законе». Современный вариант отречения от воровской масти – однозначный отрицательный ответ законника на вопрос, о том является ли он вором в законе, записанный правоохранителями на видео.

Повальное отречение

Сегодняшнее массовое публичное отречение воров в законе от своего статуса еще не означает, что они отходят от дел. С начала 90-х годов воровская идеология находится в глубоком кризисе: появилось множество «апельсинов» (воров, купивших статус за деньги), большое количество коронованных законников даже ни разу не сидели в тюрьме, что прежде считалось недопустимым. Эти «нувориши» могут вести себя как угодно в зависимости от обстоятельств и собственной выгоды.

Воровской закон уступил закону прагматичном – значительная часть вопросов, некогда разрешавшихся только по понятиям, сегодня рассматривается исключительно с точки зрения финансового интереса тех или иных воровских кланов.