07/11/17
Как выглядели жители Киевской Руси

Сегодня нельзя с абсолютной точностью воссоздать облик жителя Киевской Руси. Однако, исходя из описаний хронистов, средневековых изображений и данных антропологических исследований, ученые могут нам показать, как выглядел древний киевлянин.

Откуда родом?

Родословная жителей Киевской Руси тесно связана с народами, издавна проживавшими на этих территориях, либо мигрировавшими через нее. Их было немало: скифы, сарматы, гунны, славяне, хазары, половцы, татары. На протяжении многих столетий народы, сменяя друг друга и перемешиваясь, создавали неповторимый этнический облик этого региона.

Одной из наиболее известных архаичных культур, развивавшихся на землях центральной Украины, археологи называют трипольскую, которую они датируют III–IV тысячелетием до нашей эры. Внешний вид первых жителей будущих киевских земель, с точки зрения антропологов, напоминал внешность жителей Малой Азии: скошенный лоб, орлиный нос, продолговатое, вытянутое лицо. Это так называемый баскоидный тип, преобладавший среди основного населения Европы и Средиземноморья периода неолита.

Именно трипольцев украинские ученые считают этническими предками как жителей Киевской Руси, так и современной Украины. Академик Алексей Соболевский отождествлял трипольцев с пеласгами – предками киммерийцев и скифов. Но все же большинство исследователей предпочитают искать корни средневековых киевлян в более поздних временах, так как доказать их генетическую связь с трипольской культурой практически невозможно.

Авторитетный украинский историк-публицист Иван Лысяк-Рудницкий родоначальниками населения Древней Руси называет антов. Этого же мнения придерживался и Михаил Грушевский, полагая, что украинско-русская культура возникла еще в IV–VI веках и именно анты заложили основу Киевской Руси, а после ее распада – Галицко-Волынской.

Скифы мы

Если о трипольцах известно сравнительно немного, то о скифах наука может рассказать значительно больше. Именно скифов многие ученые, начиная с М. Ломоносова, признают предками украинского и русского этноса. Эта гипотеза, в частности, подтверждается тем, что крупные скифские городища расположены в основном в пределах Украины и России. Любопытно, что обычай встречать гостей хлебом-солью мы переняли именно у скифов.

По словам этнографов, традиционный украинский костюм тоже хранит «воспоминания» о скифских временах: расшитая на плечах и груди одежда, шаровары, остроугольный башлык, из которого намного позже развилась форма казацкой шапки.

Родственные скифам скотоводческие племена сарматов ученые также нередко связывают с этногенезом будущего населения Украины. Так, в казацких летописях встречаются характерные выражения: «наши казацко-сарматские предки», «князь сарматский и гетман всего Запорожского войска».

На сегодняшний день сохранилось большое количество изображений, позволяющих предположить, что скифский расовый тип во многом совпадает с древнерусским. К примеру, позолоченные скифские мужские фигурки имеют такие же прически и бороды, какие носили жители Руси вплоть до XVII столетия. А облик скифов, изображенных на конях по краям гривны, на взгляд российского историка Александра Нечволодова, не отличался от внешнего вида русских крестьян.

Ученые-генетики, исследуя сотни скифских захоронений, пришли к выводу, что антропологический тип скифов был не иранским, как полагали ранее, а индоевропейским. В середине прошлого столетия выдающийся антрополог и скульптор Михаил Герасимов восстановил портрет скифской амазонки, найденной в захоронении близ Мцхета на Северном Кавказе. Это оказалась молодая женщина русского типа с традиционной косой, уложенной на голове высокой короной.

Глазами современников

Довольно наглядно облик жителя Киевской Руси вырисовывается в характеристиках современников во многих летописных источниках. Из них, к примеру, ясно, что обязательным для древнерусского жителя было ношение бороды. Так, в Судной грамоте князя Ярослава Владимировича (первая четверть XI века) прямо говориться: «Аще пострижеть голову или бороду – епископу 12 гривен, а князь казнить».

Утрата бороды в начале XI столетия являлась одним из тягчайших преступлений и каралась смертью. Но, согласно «Русской правде» последней четверти XI века, наказание за повреждение бороды ограничивалось только денежным штрафом: «О бороде. А кто порветь бороду, а въньметь знамение, а вылезуть людие, то 12 гривен продаже».

Если мы посмотрим на изображение князей на монетах раннего киевского периода, то также увидим обязательный мужской атрибут – бороду. Так, на сребренике Владимира Святославича борода хорошо прорисовывается на подбородке.

Рассказывающий о нравах древних руссов, арабский хронист Ибн Хаукаль отмечал, что «Некоторая часть русов бреет свою бороду, другие завивают ее наподобие гривы и красят шафраном». Эта запись относится ко второй половине X века, как и описание князя Святослава Игоревича византийским историком Львом Диаконом:

«Умеренного роста, не слишком высокого и не очень низкого, с густыми бровями и светло-синими глазами, курносый, безбородый, с густыми, чрезмерно длинными волосами над верхней губой. Голова у него была совершенно голая, но с одной стороны её свисал клок волос — признак знатности рода; крепкий затылок, широкая грудь и все другие части тела вполне соразмерны».

Однако часть исследователей не согласна, что Святослав был безбородый, и советует переводить латинское словосочетание barba rasa, как «с редкой бородой». При этом, согласно историку Сергею Соловьеву, чуб у великого князя мог свисать не с одной, а с двух сторон.

Чаще всего в источниках жители Киевской Руси предстают крепкими и высокорослыми. Арабский путешественник Ибн Фадлан описывал русов в 921-922 годах так: «Я не видал [людей] с более совершенными телами, чем они. Они подобны пальмам, белокуры, красны лицом, белы телом».

Ибн Фадлан неслучайно обратил внимание на высокий рост русов: по антропологическим данным поляне значительно превосходили ростом других восточных славян – кривичей, древлян, радимичей. Именно поляне, по мнению крупного советского антрополога Валерия Алексеева, составляли основу населения Киевской Руси. «Поляне, яже ныне зовомая русь», – читаем мы у древнего летописца.

Более того, Алексеев предполагал, что древние киевляне являются в большей степени предками великороссов, чем малороссов. «Черепа полян более тонкостенные, средних размеров, как у северных великороссов, а черепа современных центральных украинцев массивные, крупные, то есть такие же, как у жителей Карпат, Словакии, Чехии», – пишет ученый.

Смешанный тип

Многие современные историки указывают на антропологическую неоднородность современных украинцев. Такая же картина наблюдалась, с их точки зрения, и в Киевской Руси. Академик РАН Татьяна Алексеева пишет, что Киевский некрополь (захоронения в деревянных гробах, грунтовых могилах и срубных гробницах) дает обширный краниологический материал, который заставляет предполагать смешанный этнический состав населения Древнего Киева.

При этом Алексеева отмечает, что краниологические характеристики древних киевлян и германцев разительно отличаются. По-видимому, норманнов в составе дружины киевского князя было очень мало, коль скоро это не наложило отпечаток на антропологический облик населения города, полагает ученый.

С другой стороны, антропологи во внешности древних киевлян прослеживают отчетливые признаки степных кочевников со слабо выраженными монголоидными чертами. Об этом свидетельствуют могильники в Зливках и Каневке. Сельское население Киевской Руси, по словам ученых, антропологически было близко городскому, но более однородно по своим физиологическим свойствам.

Многие историки склонны считать, что бритая голова и вислые усы князя Святослава, а также его шаровары – в большей степени тюркские атрибуты, чем славянские или норманнские.

В смешении различных антропологических особенностей также повинна и киевская дипломатия, сопровождавшаяся династическими браками, как с европейцами, так и с кочевниками. История знает о половецких женах русских князей Святополка Изяславича и Всеволода Владимировича. Неслучайно монголоидные черты просматриваются на некоторых антропологических реконструкциях киевских князей.

Возьмем, к примеру, реконструкцию облика Андрея Боголюбского – сына Юрия Долгорукого и его второй жены, дочери половецкого хана Аепы. Юрий хоть и не был киевлянином, однако его портрет позволяет предположить, как выглядели, в том числе и киевские князья, рожденные в династических браках.

Производивший реконструкцию Михаил Герасимов оставил такую характеристику князя: «Общее впечатление от черепа, что он европеоиден с определённым тяготением к северо-славянским или даже нордическим формам, но лицевой скелет, особенно в верхней части (орбиты, нос, скуловые кости), имеет несомненные элементы монголоидности. Этот монголоидный характер лица подчеркивается некоторым нависанием верхнего века, связанным со слабым надбровьем и наличием небольшого эпикантуса. Учитывая конституциональные и этнические особенности данного черепа, я восстановил волосяной покров: волосы на голове даны волнистыми, а борода и усы монголоидного характера, что как нельзя лучше сочетается с общим типом лица Андрея Боголюбского».