29/11/18
Как выросли цены в СССР при Брежневе

В позднем СССР был такой анекдот: «Что такое путь к коммунизму? При Ленине – как будто в метро ехали: вокруг темно, а впереди свет. При Сталине – как в трамвае: одни сидят, другие трясутся. При Хрущёве – как в самолёте: один рулит, других тошнит. А при Брежневе – как в такси: чем дальше, тем дороже».

В одной статье невозможно объять необъятное и рассказать обо всех сторонах жизни советских людей в «эпоху застоя». Это статья о скрытой инфляции в позднем СССР.

Официально инфляции в СССР не было

Как уверяли партия и правительство, происходил неуклонный рост благосостояния трудящихся, выражавшийся в регулярном повышении заработной платы. На самом деле все отлично видели, что рост цен на потребительские товары зачастую не отстаёт от роста доходов, «съедает» львиную его долю, что превращает повышение зарплаты в большой мере в фикцию. Либо же нужные товары просто исчезают из ассортимента (знаменитый советский дефицит). Цены на всё устанавливались государством. Поэтому происходившее время от времени повышение розничных цен было молчаливым признанием со стороны государства факта скрытой инфляции.

В количественном отношении зарплаты в СССР росли в хрущёвское и особенно в брежневское время очень быстро. Если в 1955 году средняя месячная заработная плата составляла 71,8 рубля (здесь не учитывается разница по отраслям, профессиям и союзным республикам) в исчислении после 1961 года, когда был произведён обмен старых денег на новые в расчёте 10:1, а в 1960 – 81,6, то уже в 1965 – 96,5, в 1970 – 122, в 1975 – 145,8, в 1980 – 168,9 рубля. В 1987 году среднемесячная оплата труда в сельском хозяйстве составляла 167 рублей, рабочих и служащих – 201 рубль.

Ползучий рост цен

Экономисты, пишущие про хозяйство позднего СССР, обычно акцентируют внимание на избытке свободной денежной массы вследствие дефицита товаров и услуг. Однако происходил и рост цен, который снижал реальный эффект от роста зарплат. Причём рост цен касался, прежде всего, услуг, а особенно заметно происходил в тех небольших сегментах экономики, где стихийный рынок диктовал свои законы.

Медленно и постепенно, но неуклонно в правление Брежнева росли цены на услуги ЖКХ. Для большинства людей это, правда, компенсировалось неуклонным ростом качества жилья и предоставляемых услуг. С общественным транспортом было хуже. Скажем, цены на обычный городской транспорт не росли. Но вот, например, городские маршрутные такси в Москве подорожали за 1970-е годы с 10 до 15 копеек. Один километр проезда в легковом такси за это же время – с 10 до 20 копеек. Один билет в купе в скором поезде от Москвы до Ленинграда в 1970 году стоил 12 рублей, в 1985 – 16 рублей, а от Москвы до Волгограда в эти же годы – 17 рублей и 22 рубля соответственно. Цена на авиабилет из Москвы в Волгоград за тот же срок поднялась с 18 рублей до 31 рубля.

Реформа с обменом денег в 1961 году способствовала стихийному росту цен на колхозных рынках, а также негласного вознаграждения за услуги. Цены на мясо, молоко, овощи на рынках снизились не в 10 раз, как то следовало бы из произведённого обмена денег, а только раза в 3-4. Уже за последующее десятилетие они достигли дореформенного уровня. Как вспоминают, если до 1961 года, приглашая к себе сантехника, платили ему за работу, в качестве «левого» вознаграждения, рубль, то и после 1961 года платили тот же рубль, то есть 10 дореформенных рублей. Старый масштаб цен довлел над людьми чисто психологически.

Повышение государственных розничных цен на продовольствие и промышленные товары происходило часто за счёт вымывания дешёвого ассортимента. Так, когда в 1970-е годы стали появляться новые телевизоры со сравнительно широким экраном, то они были дороже старых, с маленьким экраном. Выпуск же последних был прекращён. Особенно заметен был рост цен, в связи с выпуском новых моделей, на то, что в СССР считалось предметами роскоши, например – автомобили. В 1950-е годы автомобиль «Москвич-400» стоил 4000 тогдашних рублей (400 пореформенных рублей), автомобиль «Победа» – 8000 (800) рублей. В начале 1980-х годов самым дешёвым автомобилем был «Запорожец», и стоил он те же 4000 рублей, только новых. «Москвич-412» стоил около 7500 рублей, а «Волга-24», равнозначная по классу «Победе» в её время – 15 000 рублей.

Дороже, чем в 1913 году и в капстранах

Розничные цены на потребительские товары в СССР, в силу низкого технологического уровня и недостатка производства, приходилось поддерживать на уровне, существенно более высоком, чем в развитых капиталистических странах, если считать по официальному курсу рубля в то время (по курсу «чёрного рынка», впрочем, нередко тоже). В связи с этим представляет интерес секретная записка, направленная в декабре 1965 года заместителем председателя Госкомцен А. Кузнецовым в Планово-финансовый отдел ЦК КПСС.

В записке, прежде всего, указывалось на реальную инфляцию, выразившуюся в росте цен на потребительские товары. По сравнению с 1940 годом розничные цены (с учётом обмена денег, произведённого в 1947 и 1961 гг.) выросли в среднем: на все товары – на 139,4%, в том числе на продовольственные – на 151,4%, на непродовольственные – на 125,9%. При этом на отдельные виды товаров рост цен оказался ещё значительнее: на сахар – 172%, кондитерские изделия – 173%, вино – 168%, на шерстяные ткани – на 164%, на хлопчатобумажные – на 175%, на швейные изделия – на 154%, на кожаную обувь – на 164%.

Отмечалось, что цены в Советском Союзе, выраженные в инвалютных рублях, существенно выше розничных цен в США и капиталистических странах Европы: на сахар – в 3 раза, на животные и растительные жиры – в 2-3 раза, на рыбные консервы – в 3-3,5 раза, на вино – в 4-5 раз, на шоколад – в 10 раз, на одежду – в 3-5 раз. Указывалось и на более высокий уровень цен в СССР по сравнению с Российской империей в 1913 году, в пересчёте на золотой эквивалент рубля.

Рекомендовалось провести снижение розничных цен в восьмой пятилетке (1966-1970). Однако, как мы знаем, такого снижения цен проведено не было. Наоборот, проводившаяся с 1965 года экономическая реформа под руководством председателя Совета Министров СССР А.Н. Косыгина, поощрявшая политику предприятий на повышение заработных плат своим рабочим, стимулировала рост цен и фактическую инфляцию. При этом, как отмечает исследователь этой эпохи Д.О. Чураков, рост заработных плат происходил, прежде всего, у директоров предприятий, начальников цехов, мастеров, инженерно-технического персонала и значительно меньше касался рядовой массы рабочих и служащих.