18/09/17
Какая производительность труда была в СССР

Плановая экономика, действовавшая в Советском Союзе, во многом помогла стране приблизиться к мировым лидерам по нормам производительности, однако она же способствовала и экономическому коллапсу в позднем СССР.

Порывая с капитализмом

Высокая производительность труда на заре становления СССР была одним из решающих факторов построения общества всеобщего благоденствия и процветания. Неслучайно еще в 1919 году Ленин выдвинул тезис: «Производительность труда, это, в последнем счете, самое важное, самое главное для победы нового общественного строя».

Задача перед молодым советским государством была сверхсложная: восстановить доставшуюся в наследство от царской России полуразрушенную промышленность, где производительность экономики заметно уступала развитым странам Запада. Так, по энерговооруженности труда в 1916 году на 100 рабочих крупной промышленности в России приходилось всего 123 л. с. установленной мощности, в то время как в США уже в 1914 году этот показатель составлял 319 л. с. – в 2,6 раза больше.

Октябрьская революция, подведшая черту под капиталистическими основами хозяйствования, по мнению большевиков, открывала совершенно небывалые перспективы экономического роста. «Капитализм может быть окончательно побежден и будет окончательно побежден тем, что социализм создает новую, гораздо более высокую производительность труда», – отмечал вождь мирового пролетариата.

Плоды электрификации

В декабре 1920 года по инициативе Ленина был принят план поэтапной электрификации СССР (ГОЭЛРО). Согласно этому плану власти намеревались построить до 30 районных электростанций мощностью в полтора миллиона киловатт, благодаря чему за 10-15 лет страна должна была увеличить промышленное производство на 80–100%. Однако первые результаты пришли гораздо раньше.

Электрификация, помноженная на жесткие методы военного коммунизма и небывалый энтузиазм, принесла свои плоды. С 1920 по 1927 год фонды советской промышленности выросли с 8090 млн. до 9015 млн. рублей — на 11,4%. Объемы выпускаемой продукции за этот период увеличились в 9 раз, а нормы выработки рабочих – в 4 раза.

Если сравнивать производительность труда с довоенным временем, то в 1927 году, несмотря на сокращение рабочего дня с 10 до 7,8 часов, по сравнению с 1913 годом она возросла на 21%, примерно на 50% эффективней стала почасовая работа советского труженика. Для многих это являлось наглядным свидетельством преимущества плановой системы хозяйствования.

Ударные пятилетки

Благодаря реализации программы ГОЭЛРО была создана база для будущих успехов в индустриализации страны. В годы первой (1928-1932) и второй (1933-1937) пятилеток была выстроена мощная индустрия и осуществлено масштабное техническое перевооружение промышленности. Количество рабочих задействованных на предприятиях тяжелой промышленности за 20 лет (с 1917 по 1937 год) увеличилось в 3 раза, при этом мощность установленных на производствах двигателей за тот же период возросла с 2970 тыс. до 16750 тыс. л. с. – в 5,64 раза.

«Коммунизм гигантскими темпами завершает реконструкцию. В состязании с нами большевики оказались победителями»,— отмечалось во французской газете «Тан». Английский журнал «Круглый стол» изумлялся успехам автомобильных гигантов Харькова и Сталинграда, восхищался грандиозными сталелитейными заводами Магнитогорска и Кузнецка. «Все это и другие промышленные достижения во всей стране свидетельствуют, что, каковы бы ни были трудности, советская промышленность, как хорошо орошаемое растение, растет и крепнет», – писали британцы.

За первые две пятилетки в СССР произошло настоящее экономическое чудо: почти в 7 раз выросли объемы выпущенной продукции, на 156% произошло увеличение выработки рабочих, на 355% возросли производственные мощности, а энерговооруженность труда повысилась на 150%. Подобные темпы роста производительности не имеют примеров в мировой истории.

Догнать не смогли

В послевоенное время СССР за короткий период удается преодолеть последствия разрухи, и уже к 1960 году выйти на 3 место в мире по производительности труда, уступая по этому показателю лишь США и Франции. Однако затем темпы выработки стали снижаться. В результате неудачных реформ 1965 года темп роста производительности труда снизился с 8–10% в год до отрицательных значений.
Следующая таблица наглядно показывает, как в процентном соотношении с годами менялась производительность экономик некоторых наиболее развитых стран мира, включая СССР, по отношению к США. В скобках указаны места, которые занимали государства в разные годы в этом своеобразном рейтинге производительности.

Год 1950 1960 1970 1975 1980 1988
США 100(I) 100(I) 100(I) 100(I) 100(I) 100(I)
Франция 47,7(II) 57,0(II) 75,7(II) 75,5(II) 93,3(II) 85,0(II)
Великобритания 38,5(III) 38,7(V) 37,6(VI) 37,7(VI) 42,1(VI) 65,3(V)
ФРГ 30,9(IV) 41,4(IV) 52,6(IV) 55,9(III) 65,9(III) 80,8(III)
СССР 30(V) 44,0(III) 53,0(III) 55,0(IV) 55,0(V) 55,0(VI)
Япония 13,1(VI) 22,0(VI) 46,6(V) 46,1(V) 61,2(IV) 69,2(IV)

Если с 1951 по 1960 год темпы прироста производительности труда в советской промышленности в среднем составляли 7,3% в год, то с 1961 по 1970 год они снизились до 5,6%. К 1975 году эти показатели хоть и возросли до 6%, но этого было недостаточно, что бы удержать 3-ю позицию, и страна благополучно опустилась сначала на 5, а затем и на 6 место.

Расчеты советских экономистов показали, для того, чтобы к концу XX века достичь уровня мировых лидеров, СССР нужно было иметь среднегодовые темпы роста производительности труда 7–10%. Для нашей страны это были реальные цифры, так как некоторые производства демонстрировали куда более впечатляющие результаты.

Например, на Тбилисском авиационном заводе им. Димитрова прирост производительности труда к началу 80-х составил свыше 20% в год, а некоторые бригады ленинградского объединения «Позитрон» в 1984 году добились еще более внушительных показателей – 50% в год. К сожалению, это были единичные случаи.

Что же помешало нашей стране в большем масштабе наращивать производительность труда? ЭкономистГеннадий Муравьев причину этого видит в различной энерговооруженности рабочих СССР и ведущих западных держав, а в качестве второго фактора он называет расстановку стимулов, которая в плановой советской экономике практически отсутствовала.

Закат Советов

А ведь возможности повысить продуктивность производства были. Вплоть до начала 90-х годов СССР имел огромный научно-технический потенциал. Достаточно сказать, что по количеству ежегодно регистрируемых изобретений с 1974 года СССР прочно занимал место мирового лидера. Однако, как признавала газета «Правда», лишь треть регистрируемых технических новинок служила народному хозяйству.

Были и другие проблемы, тормозившие производительность труда в СССР, которые не раз обозначались советским правительством. Это пьянство, воровство и тунеядство. С пьянством пытались бороться с помощью пяти антиалкогольных компаний, начиная с 1918 и заканчивая 1990-м годом, но в лучшем случае они имели лишь временный успех.

С хищением велась более активная борьба. Широкий резонанс получили многочисленные судебные процессы по делу различных мафиозных структур, в которые зачастую входили руководители национальных республик СССР. Однако воровали не только по-крупному, но и по-мелкому, причем в большом количестве. Недаром в СССР бытовала поговорка: «Тащи с завода даже гвоздь - ты здесь хозяин, а не гость!».

С тунеядцами начали бороться еще при Ленине. Вождь пролетариата, к примеру, предлагал отлынивающих от работы сажать в тюрьму, а наиболее злостных нарушителей трудового режима расстреливать. В 60-е годы бездельники подвергались активному выселению в места не столь отдаленные. Только в 1961 году такая участь постигла 37 тысяч человек.

Пока рост советской экономики неуклонно падал, во многих странах, в том числе и Юго-Восточной Азии, наблюдался обратный процесс. К примеру, если за период 1980-87 годов совокупная производительность труда в СССР пришла к отрицательным показателям (–0,2%), то в Японии, несмотря на собственные проблемы в экономке, ее рост составил в среднем 2%.

Усилия, предпринятые в 1983 году Андроповым, позволили на короткое время преодолеть негативную тенденцию по снижению производительности труда. Однако с началом перестройки резко снизились темпы экономического роста, приведшие к падению объемов производства, а затем и к полному развалу советской экономики.

К сожалению, жирные минусы планового хозяйства, такие как хронический дефицит одних и переизбыток других товаров, излишняя централизация управления, отсутствие конкуренции, низкий уровень инновации, незаинтересованность в качестве выпускаемой продукции, рано или поздно должны были привести к столь плачевным результатам.

исправить оишбку