25/05/18
Какие фразы нельзя говорить в русской тюрьме

В тюрьму, как и в чужой монастырь со своим уставом не ходят. Здесь свои порядки. Это, в первую очередь, относится к лексикону, за которым в местах не столь отдаленных придется внимательно следить.

Подбирая слова

Новичку в тюремной жизни приходится во всех отношениях непросто. Если не контролировать свое поведение и сказанные слова можно нарваться на крупные неприятности. На зоне давно сложился черный список слов и выражений, которых нужно избегать, так как в тюрьме они приобретают совершенно иной смысл, чем на воле. Например, словосочетание «играть на пианино» на уголовном жаргоне буквально означает «снимать отпечатки с пальцев».

Использование довольно привычного в обыденной жизни обращения «мужики» на зоне воспримут как нанесение оскорбления: ведь там «мужик» – представитель самой низкой касты. Таким же оскорблением будет пожелание обедающим заключенным «приятного аппетита». Дело в том, что на зоне подают не еду, а баланду, которую можно лишь глотать. Здесь фраза «приятного аппетита» будет равносильна насмешке. Также плохо отреагируют на слова сокамерника, желающего своим соседям «спокойной ночи».

Не принято в тюрьме произносить слово «спрашивать». В тюремном значении «спрашивать» – требовать ответа за какой-либо неблаговидный поступок. А вот за «козла» придется ответить по-настоящему. Когда-то давно в местах лишения свободы такое слово было равнозначно слову «петух», которое в тюремном жаргоне обозначало пассивного гомосексуалиста либо «опущенного». Правда позднее его значение несколько ослабло. Сейчас «козел» – это прихвостень администрации.

В целом в тюрьме нужно с особой с осторожностью затрагивать сексуальные темы. Ни в коем случае не заводить разговоры о доставлении интимных удовольствий женщине, так как в уголовной среде женщина – существо второсортное. К тому же это может вызвать раздражение со стороны зэков, лишенных сексуальных отношений с женским полом. Запрещены на зоне и расистские идеи, так как заключенные придерживаются принципов интернационализма.

Только правду

Первое время на новоиспеченного зэка будет сыпаться много вопросов. Кем будешь? За что попал? Чем занимался на воле? Есть ли знакомые среди бывших или нынешних заключенных? Жизнь на зоне скучная и однообразная, а поэтому появление нового сокамерника станет событием из ряда вон выходящим – его будут допрашивать по полной.

Главное правило здесь – по возможности говорить правду и не болтать лишнего, касается ли этого рассказа о самом человеке или о его знакомых. Если речь о ком-то другом, то не следует раскрывать всех подробности, говорить лучше уклончиво не давая оценок. Ведь согласно арестантскому кодексу – каждый в ответе только за самого себя.

Обман может очень дорого стоить завравшемуся. Бывалые арестанты имеют налаженные каналы связи с внешним миром и если они узнают, что новичок ввел их в заблуждение ему за пустой базар придется держать ответ перед сокамерниками.

За спасибо ответишь

Тюремная лексика базируется на ином этикете, нежели обычная. Нарушивший ее рискует стать изгоем в арестантской среде, в иных случаях – опуститься в низшую категорию зэков, например, «петухов».

Заключенные очень не любят ласкательно-уменьшительных слов и разного рода расшаркиваний и заискиваний. Например, абсолютно недопустимо говорить «спасибо». Вместо этого употребляется «благодарю», «душевно» или «очень признателен». Чем же зэкам не угодило исконно русское «спасибо»? Причин на это много.

Первоначальный смысл этого слова – «упаси бог меня от этого человека». Звучит принижающе. Даже если арестант не вдается в этимологию, он обращает внимание на другие нюансы. «Спасибо» подавляющей частью арестантской братии воспринимается как показная вежливость, а интеллигентов здесь не любят. Такая форма поведения равносильна попытке поставить себя выше основной массы тюремного сообщества.

Употребление слова «спасибо» может означать и принадлежность заключенного к чиновной номенклатуре, которая также большим уважением у зэков не пользуется. Но, возможно, самая главная причина по которой на слово «спасибо» наложено табу – частое его использование (как и слова «пожалуйста») надзирателями и сотрудниками администрации тюрьмы. А лексикон «мусоров» у воров не в почете.

Впрочем, и со словом «благодарю» нужно быть острожным. Оно, как и многие другие слова воспринимается заключенными буквально. Сказав это, зэк выразил намерение одарить благами того, кому слово адресовалось. А за базар, как известно, нужно отвечать.

Материться можно, но осторожно

На зоне матом конечно ругаются, но делают это куда избирательней, чем подзаборная шпана. Как правило в тюрьме матерные слова можно услышать от молодых заключенных, авторитетные воры ненормативной лексики стараются избегать. Уголовный жаргон и без того довольно колоритный.

Как отмечалось выше, каждое сказанное зэком слово несет первоначальный смысл. Если кто-либо был послан на три буквы он воспринимает это буквально – его приравняли к «петуху». Вот и готовая конфликтная ситуация, которая зачастую заканчивается членовредительством, а иногда и смертью.

Очень не любят зэки, когда всуе поминают их мать – для них это покушение на святое. Пару разговоров по душам быстро ставят не умеющего владеть языком на место, приучая его к дисциплине ума и речи. Если зэк не готов отвечать за свои слова он просто молчит.