13/04/18
Какие народы генетически ближе всего к русским

До появления научных методов изучения расовой изменчивости человека, о степени близости народов друг к другу судили «на слух» и «на глазок». Близость языков и внешнего облика (обычного роста, цвета волос и глаз, формы носа и т.д.) могла указывать на общность происхождения народов, но не всегда.

А о дальних степенях родства, например, всех индоевропейских народов, наука додумалась только в начале XIX столетия, с созданием научного языкознания. Причём, опять же, язык мог быть приобретён тем или иным народов, в процессе, например, миграций.
Физическая антропология, особенно такой её раздел, как краниология, изучавшая морфологическую изменчивость черепов, возникла во второй половине XIX века и совершила первый прорыв в изучении родственных связей народов. Краниология исходит из того, что комплекс соотношений между несколькими измерениями черепных показателей наследственно обусловлен и указывает на родственную близость или удалённость между собой человеческих популяций.

Что накопали антропологи

Больше столетия - с 1860-х по 1980-е годы - было временем безраздельного господства антропологии в выявлении родственных связей между популяциями людей и их древнейших миграций. На этом пути наука добилась неплохих результатов.
В 1939 году, перед самой Второй мировой войной, английский антрополог Стивен Кун выпустил труд «Расы Европы» (полностью издан на русском языке только в 2010 году, когда большая часть материала устарела). Он предпринял попытку систематизировать и классифицировать антропологические типы по материалам многочисленных исследований - собственных и его предшественников - по всей Европе, а также Северной Африке и Передней Азии. Ему удалось охватить огромный фактический материал.

В частности, Стивен Кун пришёл к выводу о том, что интегральные антропологические показатели русских, белорусов и поляков находятся ближе всего друг к другу. В то же время у каждого из этих народов они сильнее отличаются от любых других соседних народов, в том числе от украинцев. Здесь речь идёт именно о средних показателях. Разумеется, в каждом народе есть широкий набор индивидуальных вариантов, и в пределах изменчивости практически все антропологические типы народов взаимно перекрываются. Тем не менее, у каждого же народа обнаруживается генеральный антропологический тип, в который укладывается большинство его представителей.

Вывод, сделанный Куном, был отчасти подтвержден выдающимся отечественным антропологом В.П. Алексеевым в его фундаментальном исследовании «Происхождение народов Восточной Европы» (1969). Отметив влияние на облик северных русских финского этнического субстрата, а на белорусов - литовско-латышского (балтского), он, тем не менее, отметил два новых факта. Первый - влияние данного субстрата в средневековых популяциях русских прослеживается значительно сильнее, чем в современных. Второй стоит процитировать:
«Современные восточнославянские народы (особенно русские) в большей степени сближаются с западнославянским средневековым населением, нежели с восточнославянским».

Что дало сравнение генов

До конца ХХ века определённый вклад в выявление происхождения и родственных связей народов внесли изучение распространённости групп крови и резус-фактора, дерматоглифика (изучение узора на концах пальцев), статистические исследования цвета глаз и волос. Однако подлинный прорыв начался лишь с появления в 80-е годы прошлого столетия возможности сравнивать типы Y-хромосомы и мт-ДНК.
Применительно к русским эти исследования выявили следующее. Наибольшим распространением среди русских пользуется Y-хромосомная гаплогруппа R1a. К ней относится в среднем 47% русских. Её частота закономерно убывает с юга на север: от 55% у южных русских до 34% у северных. Среди других славянских народов самая высокая распространённость гаплогруппы R1a у поляков - 56%, далее следуют украинцы - 54%, белорусы - 50%, словаки - 47%, чехи - 38%, словенцы - 37%, у всех прочих заметно ниже. Среди неславянских народов наибольшая частота гаплогруппы R1a у латышей (39%) и литовцев (34%). Её можно условно назвать «славянской» Y-хромосомой.

Мужская гаплогруппа R1b, широко распространённая в Центральной Европе, встречается у 7% русских. Чаще встречается гаплогруппа N1c - 20%, доходя у северных русских до 35%. На востоке Финляндии носителей этой Y-хромосомы - 71%. Много их и среди латышей (44%) и литовцев (42%). Очевидно, что носители гаплогруппы N1c на Русской равнине имели финское происхождение.
Ещё одна широко распространённая у русских гаплогруппа - I2 (12%). Её носителей больше всего у хорватов - 39%, а встречаемость убывает по Русской равнине с юга на север. Она, всего вероятнее, распространялась с Балкан.
Данные по мт-ДНК выделяют один широко распространённый кластер Н, к различным кладам которого (преимущественно Н7 и Н1) принадлежит до половины русских. Гаплогруппа Н широко распространена также по всей Европе. В целом же по мт-ДНК, как сейчас классифицируют исследователи, русские входят в так называемый «славянский кластер» общеевропейской популяции. Он включает в себя все народы славянской группы, а также, как ни удивительно, венгров и эстонцев.

Так к кому же мы ближе

Если по «женским» гаплогруппам русские обнаруживают как большую однородность, так и родство со всеми славянами, то «мужские» гаплогруппы показывают разные пути формирования русской народности. Преимущественное родство обнаруживается у русских в общем и целом с поляками, украинцами и белорусами. Но в разных регионах степени этого родства различны. Так, южные русские особенно близки как к украинцам, так и к полякам. Но северные русские столько же близки к ним, как и к финнам.
Результаты, полученные при изучении гаплогрупп, были в целом подтверждены при выявлении элементов различного географического происхождения в интегральном генотипе народов по проекту MDLP World-22. Их соотношение у русских практически идентично таковому у поляков, далее по степени отдалённости следуют белорусы, украинцы, литовцы. Однако по регионам, опять же, обнаруживаются заметные различия. Так, картина соотношения генетических компонентов по их географическому происхождению у южнорусских казаков почти в точности повторяет таковую у украинцев.

В целом же, обобщая и немного упрощая, можно сказать так, что к русским Юга России ближе всего украинцы и поляки, к русским Центра и Севера европейской части России - белорусы и поляки. При этом северные русские имеют ещё одну линию генетического родства, сближающую их с финнами, но далеко не в такой степени, как с названными славянскими народами. При этом, конечно, разные региональные группы русских ближе друг к другу, чем к любой иной народности. Разумеется, речь идёт о средних показателях, так как разнообразие генотипов среди любой современной нации весьма велико.