25/08/18
Какие шпионские гаджеты использовали в КГБ

Разработка советскими спецслужбами гаджетов набрала обороты с началом «холодной войны». И первое, что стали делать конструкторы – уменьшать габариты техники: ведь одним из главных критериев аппаратуры для разведчиков и шпионов была их малозаметность.

Камера-пуговица

Наиболее популярный способ маскировки фотокамеры – под пачку сигарет. Им пользовались и советские, и западные спецслужбы. В СССР подобную камеру под маркировкой «Киев-30» или «Киев-Вега» производили на киевском заводе «Арсенал». Однако пределу совершенства нет. Еще в 1950-х годах на механическом заводе Красногорска в режиме повышенной секретности начались разработки камеры, которую можно было спрятать в пуговицу. Эта модель получила кодовое название «Аякс-12».

Механизм «Аякса» вшивался в любую одежду (пиджак, куртку или плащ), а пульт управления камерой, напоминающий эспандер, помещался в карман. Достаточно было малозаметного движения кисти – и снимок сделан.

Более поздние модели «Аякса» можно было вмонтировать в специальную пряжку на ремне с полупрозрачным зеркалом. При этом галстук завязывался так, чтобы его нижний конец прикрывал пряжку. Для того чтобы сделать снимок, нужно было немного отклониться назад – тогда галстук открывал обзор для объектива. Однако подобный вид камеры мог носить оперативник, который не имел избыточного веса.

Наиболее проблемный этап фотографирования «Аяксом» – наведение камеры на объект по высоте. Зачастую вместо полноценного объекта (если это человек) на снимке были видны только ноги. Поэтому в обязательном порядке каждый сотрудник, занимавшийся слежкой, был обязан пройти курс съемки камерами, замаскированными под различные детали одежды.

Фотоаппарат «Зола»

В середине 1970-х советские спецслужбы получили новый фотоаппарат для конспиративной съемки «Зола», который в отличие от предшественницы, камеры «Циния», мог снимать на 35-мм пленку и был оснащен электронным управлением затвора и фоторезистором. Это стало революционным шагом в отечественной спецтехнике, так как до этого сотрудник, производивший оперативную съемку, каждый раз был вынужден выставлять значение диафрагмы вручную. Теперь же когда объект неожиданно попадал в тень или наоборот выходил на солнечную сторону «Зола» автоматически приспосабливалась к изменившимся условиям съемки.

Микрофотокамера «Зодчий»

В начале 80-х советские разработчики произвели на свет новое чудо спецтехники – фотоаппарат «Зодчий», который маскировался под популярную в то время аудиокассету Minox. Его прямое предназначение – фотосъемка документов формата А4. Габариты «Зодчего» 47 х 23,5 х 17 мм., вес 37 гр., угол обзора объектива 76 градусов, расстояние съемки 25 см.

Фотокамеры подобного формата производились и раньше, однако «Зодчий» имел увеличенный размер негатива, что позволяло печатать фотографии более высокого качества. Это было крайне важно в том случае, если фотографируемые документы имели мелкий шрифт или были составлены на редких языках.

Фотокамера прокатки «Алыча»

Однако более оригинальным советским гаджетом для копирования документов следует назвать аппарат контактного сканирования «Алыча», которому западные специалисты дали название rollover. Он весил всего 150 грамм, его вешний вид напоминал портсигар или записную книжку, и он легко помещался в кармане верхней одежды.

Принцип действия камеры был в следующем. Аппарат приоткрывался на угол примерно в 10 градусов и выпускал пару колесиков, дальше камеру приставляли к документу и двигали во всей его длине. Разрешающая способность сканера была 50 мм, что давало возможность скопировать информацию с листа формата A4 в три прокатки. На 1,6 метра фотопленки, которая находилась в кассете «Алычи», можно было скопировать до 30 страниц.

После очередного шпионского скандала «Алыча» попала в руки западных спецслужб. Возможно, что именно на принципе действия советского сканнера, появившегося еще в 50-х, и основывались первые образцы американской копировальной техники «Ксерокс».

Чем меньше, тем лучше

Отечественные разработчики достигли определенных высот и в изготовлении записывающей техники для спецслужб. Первые советские диктофоны основывались на немецком прототипе – проволочном аппарате «Minifon Mi51», который позволял записывать беседу длительностью до 2,5 часов. «Minifon» можно было спокойно спрятать в портфель, однако ГРУ нужна была еще более компактная записывающая техника с габаритами, спокойно ее маскировавшими под легкой верхней одеждой или даже под нижним бельем. Последнее было особенно актуально для стран с жарким климатом.

В середине 1960-х годов в недрах ЦНИИСТ ОТУ КГБ появился проволочный портативный диктофон «Мезон», позволявший вести непрерывную запись в течение 1,5 часов. Диктофон работал бесшумно и крепился на специальном ремне под одеждой оперативника. Однако он имел существенный недостаток: для того, чтобы найти важную информацию порой нужно было около часа дожидаться окончания перемотки. Да и прочность самой проволоки зачастую подводила спецов.

На смену «Мезону» пришла серия проволочных диктофонов «Лист», оснащенных функцией быстрой перемотки кассеты в обе стороны и плавной регулировкой скорости и тембра звука. Впрочем, продолжительность записи по-прежнему оставляла желать лучшего. Эту проблему решил аппарат размером с пачку сигарет «Мошка-М», имевший четырехчасовую кассету. Но советские конструкторы решили пойти еще дальше.

В конце 1970-х годов ФБР арестовало советского шпиона, под одеждой которого было обнаружено устройство размером со спичечный коробок. Американские оперативники сильно удивились, когда узнали, что перед ними диктофон с возможностью пятичасовой записи. В КГБ этот аппарат имел кодовое название «Лилипут». Этот диктофон применялся советскими агентами не только для записи бесед, но и для документирования мест будущих операций, и для записи слежки.

Впрочем, и на «Лилипуте» в СССР не остановились: в начале 80-х свет увидел еще один миниатюрный проволочный диктофон – «Мотылек». Его толщина составляла всего 1 см, что позволяло разместить технику фактически где угодно. Высокочувствительный микрофон «Мотылька» мог качественно записывать речь даже на фоне посторонних шумов.