18/11/18
ЦАМО РФ
Какие вещи нельзя было делать русским солдатам перед боем

На войне, когда каждая минута жизни может оказаться последней, даже самый заядлый скептик начинает верить в силу примет и суеверий, способных вырвать его из рук смерти.

Выступая в роли психологических успокоителей боевые поверья, призваны помочь оказавшемуся в экстремальных условиях человеку справиться со страхом и придают ему уверенность в собственных силах.

Армейские табу на те или иные действия перед баталией это своего рода код выживаемости, при соблюдении которого повышается вероятность благополучного возвращения с поля битвы.

Бритьё

Плохой приметой солдаты считали бритьё перед сражением. Наиболее строго придерживались этого правила советские лётчики, которые во время Великой Отечественной войны, предпочитали избавляться от щетины вечером, накануне боевых вылетов. Данное суеверие еще крепче закрепилось в сознании пилотов, после инцидента, случившегося при освобождении Польши, когда двое военных 1-й эскадрильи 141-го гвардейского штурмового полка, не ожидая, из-за плохой погоды, что поступит приказ подняться в воздух, избавились от растительности на лице. Но внезапно улучшившиеся метеоусловия позволили командованию начать бой, из которого на аэродром воротились самолёты всех лётчиков, кроме тех, кто нарушил неписаное правило.

Запрета на бритьё перед боем придерживались солдаты в период афганской кампании. Занимавший в то время должность заместителям командира роты спецназа Геннадий Удовиченко, в своих воспоминаниях объяснял эту привычку с точки зрения безопасности. Как оказалось у душманов из-за особенностей физиологии очень развито обоняние, а в условиях небольшой влажности воздуха, ароматы распространяются на длинные расстояния. Побрившись и нанеся на кожу крем, мыло или одеколон, бойцы становились лёгкой добычей противников, чувствовавших издалека запах средств гигиены.

Чистое бельё

Другое суеверие связано с чистым бельём, причём в разные исторические эпохи солдаты придерживались противоположных мнений, относительно того, следует или нет надевать его непосредственно перед боем.

В императорской армии, считалось нормой переодеваться перед сражением в свежее нательное белье, поскольку в те времена религиозное сознание превалировало над светским. Допуская, что каждый бой может оказаться последним, солдаты как бы заранее подготавливались к встрече с Господом, представать пред которым в грязной одежде было страшным грехом.

Менее набожные врачи и санитары агитировали военных носить чистое белье, чтобы снизить вероятность заражения крови при получении ранений.

Однако в советской военной среде устоялось антиподное суеверие, согласно которому нельзя непосредственно перед боем менять нательную одежду. Таким образом, они сознательно отказывались от роли потенциальной жертвы, отбрасывая мысль, в каком виде должны предстать пред Всевышнем.

Новая форма

Большое внимание военнослужащие уделяли «счастливой» форме, позволившей целым и невредимым вернуться с боя. Эта одежда тут же становилась своеобразным оберегом солдата, которую он старался надевать каждый раз, когда предстояла смертельная схватка с врагом.

Герой Балтийского флота Иван Лукьянов замечал, что гимнастёрки, в которых солдаты уходили на фронт несли в себе воспоминания о мирной жизни, и именно в них матери и супруги мужчин вшивали защитные иконки и кресты.

Герой Советского Союза лётчик Николай Прибылов в любое время года летал в приносившем ему удачу зимнем комбинезоне, а его коллега и обладатель аналогичного высокого звания Николай Пургин, все свои 232 военных вылета совершил в одной и той же основательно поношенной форме.

Если командование выражало недовольство внешним видом бойцов, они либо поддевали старую гимнастёрку под новую рубашку, либо перед началом операции тайком переодевались в видавшую виды форму, которая уже не раз спасала их в бою.

Пули и осколки

В наследство от солдат Первой мировой войны бойцы Красной армии получили примету, не расстреливать патрон из первой выданной обоймы, а хранить его в качестве амулета. Звездный час этой пули наступал по возвращении домой, где её полагалось отстрелять. Об этом военном суеверии упоминал советский историк Лев Пушкарёв, друг которого на протяжении всей войны хранил при себе дебютную обойму патронов для винтовки.

Ещё одним суеверием, связанным с боеприпасами, является традиция изготавливать талисманы-обереги из пуль или осколков, которые в свое время ранили военного. По воспоминаниям как фронтовиков ВОВ и ветеранов современных конфликтов, эта традиция была связана с поверьем, что обладатели таких “трофеев” убережены от ранений и смерти, потому что “единственная пуля, которая отлита про меня, уже со мной.” Бойцы делали в них отверстия и носили на веревочке на шее.

Фотография

Профессор психологии Константин Платонов в исследовательской работе «Психология религии» отмечал, что танкисты и пилоты, перед боевыми заданиями избегали встречи с фотографами. Эта примета своими корнями уходит к истории, связанной с именем героя-лётчика Первой мировой войны Петра Нестерова, не вернувшегося с полёта, после проведения злополучной фотосессии.

Ввиду этого военнослужащие предпочитали позировать перед объективами фотокамер только после успешно завершённой операции.