13/09/18
Какие знаменитые люди СССР умерли из-за врачебных ошибок

Неправильный диагноз или неудачно проведённая операция часто бывают причиной смерти. Не обходит эта беда и самых известных людей. В таких случаях особенно часто возникает подозрение, что это была вовсе не ошибка, а чей-то злой умысел, тщательно замаскированный под действия врачей.

Фрунзе

Видный красноармейский полководец гражданской войны Михаил Васильевич Фрунзе, ставший в 1925 году председателем Реввоенсовета Республики и народным комиссаром по военным и морским делам, ещё до революции нередко страдал от сильных болей в животе. В 1924 году у него начались кишечные кровотечения. Врачи диагностировали у него язву двенадцатиперстной кишки. Приступы болей стали надолго приковывать 40-летнего Фрунзе к больничной койке. Мнения врачей разделились. Партийное руководство в лице, прежде всего, Сталина поддержало мысль о немедленной операции. 29 октября 1925 года Фрунзе, чувствовавший, по его словам, в тот момент удовлетворительно, согласился лечь под нож.

Официальная версия гласила, что Фрунзе умер от общего сепсиса во время операции. Это уже само по себе указывало на безалаберность резавших его хирургов. Но есть свидетельства, что врачи допустили худшие ошибки (и не факт, что непреднамеренные). По одной версии, общий эфирный наркоз действовал на Фрунзе слабо – пациент не засыпал. И тогда ему добавили хлороформа. Сочетание того и другого наркотического препарата вызвало сильную интоксикацию. Причём о таком воздействии эфира и хлороформа в то время врачам было уже известно.

Согласно другой версии, во время операции диагноз не подтвердился. Хирурги, чтобы доискаться до причин болей у Фрунзе, располосовали ему всю брюшную полость, и сердце у наркома не выдержало. Не исключено, что имело место сочетание всех названых причин.

Горький

Советская власть всячески стремилась, чтобы «великий пролетарский писатель» Максим Горький навсегда вернулся из эмиграции в СССР и это ей в 1932 году наконец-то удалось. Написав ряд произведений, в которых воспел режим Сталина, 68-летний «буревестник» умер в 1936 году, официально – от осложнений на лёгкие, вызванных гриппом. Писатель давно болел хроническим туберкулёзом, вдобавок выкуривал в день до четырёх пачек папирос.

Однако в 1937 году арестованный бывший нарком внутренних дел Генрих Ягода дал показания, что организовал отравление Горького. В том же году был арестован многолетний личный секретарь Горького юрист Пётр Крючков. В марте 1938 года оба они, а также врачи Лев Левин, Игнатий Казаков и Дмитрий Плетнёв, вместе с рядом других бывших высокопоставленных деятелей, предстали обвиняемыми на «третьем Московском процессе» и вскоре расстреляны. Среди прочего, Крючкову и врачам вменялось в вину убийство Горького под видом лечения.

Конечно, цена «доказательствам» таких обвинений при Сталине общеизвестна. Тем не менее трудно объясним тот факт, что дважды в ходе болезни были периоды длительностью два-три дня, когда самочувствие Горького радикально улучшалось. В протоколе вскрытия указывалось, что лёгкие писателя находились в ужасном состоянии, однако же известно, что он умер не от удушья. Странные обстоятельства его смерти вызвали после 1956 году к жизни версию, что он был убит по приказу Сталина (хотя совершенно непонятны мотивы). То, как и от чего лечили Горького в последние дни его жизни, остаётся не до конца ясным.

Жданов

28 августа 1948 года у члена Политбюро ЦК ВКП(б) Андрея Александровича Жданова случился сердечный приступ. Медсестра Лидия Тимашук, расшифровавшая его ЭКГ, диагностировала инфаркт миокарда. Однако начальник Лечебно-санитарного управления Кремля профессор Пётр Егоров и лечащий врач Сталина Владимир Виноградов отвергли этот диагноз и заставили Тимашук переписать заключение. Спустя три дня Жданов умер в санатории «Валдай», куда он был отправлен на лечение.

После этого Тимашук решила написать письмо-донос. Однако чины Госбезопасности переправили его непосредственному начальству Тимашук, то есть Егорову. В результате Тимашук понизили в должности. Только через четыре года в МГБ заинтересовались тем случаем. Оно послужило основой для раскручивания «дела врачей».

Сейчас не представляет никакого сомнения, что у Жданова был инфаркт, а неверный диагноз врачей и неправильно назначенное лечение ускорили его смерть. Доказать, что ошибка была преднамеренной (или наоборот) в настоящее время уже вряд ли возможно.

Королёв

Генеральный конструктор советских ракет академик Сергей Павлович Королёв умер в возрасте 59 лет, 14 января 1966 года, на операционном столе. Ещё в 60-е годы Королёв стал испытывать проблемы с сердцем. Интересно, что его лечащим врачом был упомянутый выше Виноградов. Лечение не принесло улучшения. Однако под нож главный конструктор угодил из-за другой проблемы – у него были кишечные кровотечения. Анализы показали наличие полипов в прямой кишке.

Оперировать Королёва взялся сам министр здравоохранения СССР профессор Борис Петровский. Некоторые считают это первым роковым шагом, так как Петровский к тому времени уже отвык собственноручно делать операции. Удаление полипов не привело к прекращению кровотечения. Врачи решили резать дальше, обнаружили саркому прямой кишки и провели её резекцию. Через полчаса после вывода из наркоза сердце Королёва остановилось.

Причиной смерти стала сердечная недостаточность. Удивляет та решимость, с которой врачи сходу подвергли Королёва гораздо более тяжёлой операции, чем планировалась, не имея никакой уверенности в том, что его организм сможет её выдержать. Ведь они знали про его проблемы с сердцем. Однако перед операцией главному конструктору не сделали даже элементарной ЭКГ.

Ландау

Великий советский физик, лауреат ряда международных премий и действительный член многих иностранных научных обществ, академик Лев Давидович Ландау (1908-1968) в 1962 году попал в автомобильную катастрофу и два месяца находился в коме. Усилиями лучших советских и зарубежных медиков его удалось вернуть к жизни. В конце того же года Ландау получил высшее мировое признание научных заслуг – Нобелевскую премию. Однако у врачей были большие сомнения в том, сможет ли он работать дальше.

В 1968 году появились признаки восстановления нормальной мозговой деятельности академика. Но из-за возникшей непроходимости кишечника Ландау была назначена срочная операция по удалению спаек. После операции Ландау прожил ещё восемь дней и умер – по официальной версии – от тромбоза артерии. Сомнения в ней возникли у вдовы академика уже тогда.

Профессор Борис Горобец, основываясь на свидетельствах врачей и родных Ландау, пришёл к выводу, что учёный умер от общего сепсиса и некроза тканей, возникших в результате хирургического вмешательства. В течение всего послеоперационного времени этот сепсис не был диагностирован, так как врачи больше обращали внимание на начавшуюся послеоперационную пневмонию и на тромбофлебит. Таким образом, мы снова имеем дело с отсутствием стерильности при проведении операции.