30/03/18
х/ф Джентельмены удачи
Каким холодным оружием пользуются русские уголовники

Российские эксперты по вооружению относят значительную часть холодного оружия уголовников к так называемым атипичным образцам – они не имеют аналогов в классификации по своему устройству, способу использования и иным признакам.

Сколько их может быть

Эксперт Е.А. Смолин в своей работе «Холодное оружие и его криминалистическая экспертиза: словарь терминов» называет более 100 видов холодного оружия, когда-либо применяемого представителями русского криминалитета за весь период истории государства Российского – от кистеней и шпаг до нунчак.

Атипичное (самодельное, кустарного производства) холодное оружие подразделяется по способу воздействия: колющее - заточка, стилет, пика; колюще-режущее - нож, кинжал, «розочка» (разбитая бутылка); режущее - так называемые «мойки» (лезвия опасных бритв или остро заточенные полосы металла); рубящее - главным образом топоры. Следом идет холодное оружие ударно-раздробляющего действия (кастеты, кистени).

«Дай мне, Сеня, финку, я пойду вперед…»

Самым популярным холодным оружием в уголовной среде России был и остается нож, а наиболее популяризированным в литературе, песенном фольклоре и кинематографе – псевдонациональный финский нож (финка). О финке как о грозном оружии бандитов в своем творчестве упоминали Есенин, Булгаков, Ильф-и-Петров, Высоцкий и многие другие. Официальный оборот финских ножей был запрещен в 1935 году статьей 182 Уголовного кодекса РСФСР.

Однако, как писал специалист по нелегальному холодному оружию А.В. Владзимирский в своей статье «Зековские ножи», клинки во второй половине 1930-х годов в СССР стали изготавливаться в МЛС под наздором НКВД. Финки с цветастыми наборными ручками начали делать именно в эти годы.

В единственной в России газете о тюрьме и заключенных «За решеткой» приводится история абхазского умельца-оружейника, который на протяжении четырех лет делал в колонии ножи, мечи и сабли, не имея возможности отказаться – его заставлял заниматься этим лагерный авторитет. Производство искусного холодного оружия было поставлено на поток. Об этом знала лагерная администрация, охотно пользовавшаяся плодами труда «двойного» узника: мало того, что абхазец отбывал свой отмеренный судом срок, он еще оказался практически заперт в оружейной мастерской, не имея нормального сна и отдыха.

В последнее время в российской уголовной среде, судя по общедоступной статистике МВД РФ, больше всего убийств совершается на бытовой почве банальными кухонными ножами, и чаще всего это случается по пьяному делу.

Как именуют орудия убийства сами бандиты

Украинский лингвист Е.С. Рубанова в своей работе «Холодное оружие: номинатемы русских жаргонов» приводит систему этимологии видов холодного оружия в русской уголовной среде, которая позволяет понять, какое место данный вид вооружения занимал (и продолжает занимать) в культуре отечественной криминальной среды. Рубанова пишет, что в воровском мире холодное оружие имело общее наименование «инструмент» – будь то заточка, штырь или «садильник» («сажала»), то есть нож. Небольшой ножичек назывался «десять суток» – такой срок пребывания в ШИЗО давали зеку в колонии (тюрьме) за обнаружение данного «пера».

Читайте также:  7 триумфов русской артиллерии

Уголовники всегда любили «понты», и поэтому еще один вид холодного оружия, распространенный среди криминалитета, – это «выкидуха» («кнопарь»), а именно, складной нож на пружине, у которого лезвие выбрасывается при нажатии на кнопку. В номинатемах при обозначении разновидностей холодного оружия в российской уголовной среде Рубанова приводит массу названий-отсылов к живой природе – «ежик», «жало», «щучка», свидетельствующих о том, что уголовная романтика коснулась и этой сферы.