26/04/18
Какое наказание было на Руси за предательство православной веры

Измена религии, в которой человек находился от рождения – тягчайшее преступление со времён Средневековья. Терпимо было, когда человек родился от родителей с известным, пусть и «неправильным», вероисповеданием. Но если он во время своей сознательной жизни перешёл в другую веру – тогда… Русские земли отличались от всех прочих христианских стран более гуманным, мягким уголовным законодательством. Но и они не могли остаться в стороне от «велений времени».

1284 годом датирован новгородский перевод «Кормчей» (византийской книги церковного права), в котором сказано: «Если кто будет еретические книги у себя держать, и в волшебство их веровать, то будет проклят, а те книги на голове его сжечь». В середине XV века в русских землях появляются более широкие формулировки. В летописях 1438 года содержится указание сжечь живьём или закопать живым в землю того, кто будет уличён в ереси. Соборное уложение 1649 года в своих первых двух статьях гласило:

«Если иноверцы, а также русский человек, возложит хулу на Господа Бога и Спаса нашего Исуса Христа, или на родившую Его пречистую Владычицу нашу Богородицу и Приснодеву Марию, или на честный крест, или на святых Его угодников, и про то – сыскивать всякими сысками накрепко. И если будет про то сыщется прямо, того богохульника казнить, сжечь.

А если какой бесчинник пришёл в Божью церковь во время святой литургии и каким бы то ни было способом не даст её совершить, то его, поймав и расследовав о том напрямую, что он так учинил, казнить смертью без всякой пощады».

Как видим, отпадение от православия оценивалось именно в публичных поступках, которые сейчас получили юридическое выражение: «глумление над чувствами верующих». Но даже выражение еретических мыслей в узком кругу тоже могло быть наказуемо. Так, в 1504 году в Москве были сожжены в клетках приверженцы так называемой секты «жидовствующих». Они не занимались пропагандой еретического учения, но были изобличены в «домашнем» инакомыслии.

С течением времени нравы в России, как и везде, смягчались. Тем не менее, вплоть до 1905 года выход из-под юрисдикции православной церкви считался в России уголовным преступлением. Жертвами этой «нормы» были, в своём большинстве, раскольники. Интересно, что Соборное уложение, хотя и было составлено ещё до начала церковного Раскола, в своих статьях прямо было направлено против тех, кто рискнёт исповедовать иную веру, помимо установленной государством.

С середины XVII века по начало века ХХ раскольники не только не пользовались свободой вероисповедания. Им запрещалось также венчаться в церкви. Их дети считались незаконнорожденными. В первое время – до времён Петра Великого – они вообще считались еретиками, подлежащими казни. Только за семь лет правления царевны Софьи (1682-1689), старшей сестры Петра, было живьём сожжено не менее 7 тысяч старообрядцев.

В Российской Империи отпавшие от православия считались лишёнными прав на государственную службу. Разумеется, если человек от рождения принадлежал к иной вере, это ограничение его не касалось.

Серьёзный поворот в правовой системе Российского государства наступил под влиянием революционных событий 1905 года. Император Николай II указом от 17 апреля 1905 года разрешал переход из православия («отпадение от православия») в неправославные и даже в нехристианские вероисповедания без всякого уголовного наказания. Однако юридические ограничения для таких лиц на государственной службе оставались. Так, закон о свободе вероисповеданий, защищавшийся с трибуны Государственной Думы П.А. Столыпиным, и принятый ею, в итоге, включал целую серию таких ограничений, включая запреты дослуживаться до высших чинов и занимать важнейшие государственные посты. Надо заметить, что и в этом отношении право Российской империи не отличалось от права передовых держав своего времени, например, Великобритании или Швеции, где до сих пор существует государственная церковь.