06/09/17
Какое оружие может носить вор в законе?

«Вежливость – лучше оружие вора!» – заверял «подельников» фальшивый Доцент в фильме «Джентльмены удачи».

Это может показаться смешным, но герой милого и крайне положительного воспитателя детсада Евгения Ивановича Трошкина, волею судеб принявшего обличие уголовника-рецидивиста Белого, тогда высказался практически «по понятиям»: по воровскому закону, главным и самым сильным оружием вора является разговор, а не «волына» или «перо».

Хотя и тем, и другим «законники» за всю историю своего существования не пренебрегали.

Думали сами, решали сами: иметь или не иметь

Существует предубеждение по поводу того, что настоящий вор в законе в принципе не должен иметь оружие. На самом деле, это не так. Вернее, не совсем так. Если «расширить» по смыслу этот пунктик воровских правил, то станет ясно, что речь идет о запрете на вооруженное выступление человека на стороне власти. «Законники» любое сотрудничество с представителями государства воспринимали как «западло».

К примеру, Клима (Сергея Клементьева), «коронованного» в 1998 году, «развенчали» именно по этой причине – «коллеги по цеху» нашли фото, где армейский «абитуриент» принимал воинскую присягу с автоматом Калашникова наперевес.

По большому счету, в идеале воры в законе должны были «решать вопросы», а не рисоваться перед братвой, «шмаляя» из «волыны» или насаживая врагов на «перо». Для этих целей у них существовали многочисленные подчиненные. «Законник» по понятиям не испытывал потребности в собственноручном наказании – достаточно было сказать пару слов братве или даже просто черкнуть «маляву», чтобы приговоренного порешили.

Причем не важно, где приговоренный на тот момент находился – в тюрьме или на воле. Личное участие воров в законе в кровавых разборках было характерно разве что на заре зарождения воровского статуса как такового.

«Сучья война»: начало раскола

Считается, что воровская идеология, в том виде, в котором ее привыкли воспринимать представители «старой школы», возникла в конце 20 – начале 30-х годов ХХ века. До сих пор спорят об ее истоках и прарордителях. Однако очевидно, что к началу Великой Отечественной войны в воровской среде уже был выработан достаточно четкий кодекс поведения вора в законе и схематически обозначена иерархия воровского мира. Вспомните реплику Ручечника из «Места встречи изменить нельзя»: «Я вор в законе, и дружков своих не продавал» – по фильму, только-только отгремела Вторая Мировая.

Именно в это время «законники» и вернувшиеся «на круги своя» «суки» начали резать друг друга в лагерях – с фронтов на зону возвращались бывшие воры в законе, которые в свое время с оружием в руках защищали Отечество в боях, а потом снова взялись за старое – начали воровать, грабить, убивать. «Ссученные» знали, что их ждет, и на этапах запасались оружием – готовили пики и другие «заточки». Аналогичные действия предпринимали и «реальные» воры в законе, которые всю войну провели в ГУЛАГе. Отчасти эта тема нашла свое отражение в фильме Александра Митты «Затерянный в Сибири».

Легенда воровского мира, «законник» Вася Бриллиант (Василий Бабушкин), «коронованный» в 22 года, в 1950 году свой «четвертак» получил именно за то, что вместе с подельниками заточками зарезал заключенного (вину взял на себя). После это случая Бриллиант высший воровской статус как раз и обрел – там же, по месту отсидки.

«Раздвоение» среди воров в законе на самом деле положило начало брожению в этой среде, что стало первой серьезной попыткой нивелирования статуса «законника». В 90-е годы ХХ века антагонизм усилился «апельсиновой» темой, когда появились разнообразные возможности статус вора в законе купить за деньги.

С чем «на кармане» брали «законников»

Если уж продолжать тему «Места встречи изменить нельзя», то нельзя при этом не упомянуть об «идейном вдохновителе» прототипа карманника Кирпича Саше Шорине («законник» Александр Прокофьев) – воре в законе Владимире Савоськине (Савоське). Савоську в последний раз задержали с гранатой и героином.

Современных «законников» все чаще ловят с «волынами» – к примеру, 73-летнего ветерана воровского мира Луа (Михаила Никурадзе) в 2013 году задержали по подозрению в незаконном обороте оружия (револьвера и двух патронов), дали полтора года колонии-поселения. Аналогичные истории произошли с грузинским вором Цруци (Теймуразом Чхетиани) и славянином Ромашкой (Геннадием Романовым). У последнего, правда, в кармане помимо наркотика был не пистолет, а ручная граната «Ф-1».