23/11/17
Какую пользу принесла дедовщина Советской армии

Несмотря на негативные аспекты феномена дедовщины и многие военнослужащие срочной службы, уволенные в запас, и ряд ученых-социологов, исследовавших данную проблему армейского социума, склоняются к выводу, что подобные неуставные отношения – своего рода скрепа, без которой Советская армия просто потеряла бы боеспособность.

Что об этом думают дембеля

Как известно, в Советской армии в плане дисциплины царил, выражаясь словами героя фильма «Осенний марафон», «маленький раскардаш»: офицеры устранялись от ведения полноценной работы с составом воинских подразделений, негласно передавая свои полномочия старослужащим. Существовали две формы армейского быта – уставная и дедовщина.

По воспоминаниям служивших в 1970-х годах, «уставщиной» они мордовали стукачей и других «альтернативно одаренных» сослуживцев, поскольку строгое соблюдение норм устава считалось наказанием. Для дембелей того времени было немыслимым (да и недостижимым в реальности) постоянно следовать воинскому уставу – военнослужащий ведь не робот, чтобы целый день ходить строевым шагом и у каждого спрашивать разрешение обратиться.

В условиях, когда порядок в подразделении были вынуждены поддерживать сами же военнослужащие, неизбежно должен был выработаться соответствующий свод правил поведения, основанный на подчинении одних бойцов другим. Немногочисленные сержанты с подобными командными ролями не справлялись – авторитета начальника-ровесника, пусть даже с двумя-тремя лычками-«соплями» на погонах, явно было недостаточно, чтобы подчинить себе десятки сослуживцев.

До массового наплыва в советские войска срочников-маргиналов дедовщина там выражалась в том, что старослужащие гоняли молодых по физподготовке, сборке-разборке оружия, стрельбе, умению обращаться с техникой – по всему тому, что должен знать и уметь настоящий солдат. И все понимали, что эти нагрузки необходимы для дела. Естественно, молодой призыв чаще ходил в наряды, занимался уборкой территории и помещений. Но дедам «духи» тогда не шестерили – не подшивали им воротнички, не стирали форму и т.п. – ничего этого молодых делать не заставляли. А если и имели место единичные эпизоды, то на место зарвавшегося старослужащего ставили его же товарищи.

А как иначе заставишь?

Любопытные выводы о пользе дедовщины (в неизвращенной ее форме, которая не предполагает издевательства и унижения) делают социологи, многие из которых знают о неуставных взаимоотношениях не понаслышке – сами служили. Главный вывод их исследований таков: кроме как дедовщиной ничем нельзя было заставить советского воина исполнять свои служебные обязанности. В качестве примера приводятся меры воздействия на военнослужащего-нарушителя – уставные и дедовские.

В Советской армии было несколько уставных видов наказания для тех, кто не хотел служить, как положено: наряд вне очереди, выговор с занесением в личное дело, отправление на гауптвахту (губу) или в дисциплинарный батальон (дисбат). В наряды молодые и так ходили чаще старослужащих. Выговор солдата совершенно не тревожил, поскольку никаких последствий не имел. Губа и дисбат, понятное дело, не пустовали, но, во-первых, гауптвахты были далеко не во всех воинских частях, а во-вторых, командованию было невыгодно обнародовать поступки солдат, за которые строго наказывали: высшее начальство снимало стружку в конечном итоге с офицеров части.

Дедовский способ поддержки дисциплины внутри части был прост и максимально эффективен – старослужащие использовали универсальный язык, понятный всем и каждому, – язык силы. Подобный метод принуждения действовал безукоризненно – солдат быстро понимал, что именно, как и когда он должен делать.

Начиная с 1970-х годов престиж офицеров стал стремительно падать. С этого же времени в Советскую армию начали призывать контингент с сомнительным, часто криминальным прошлым. В многом это было обусловлено критической демографической ситуацией, явившейся следствием Великой Отечественной войны.

Многие социологи считают, что устранение дедовщины без замены ее иной системой взаимоотношений между военнослужащими, может повлечь за собой исключительно негативные последствия – в воинской дисциплине наступит тот самый «раскардаш».