06/08/17
Касимовская криминальная война: крупнейшая бандитская мясорубка

Этот организованный преступный «проект» по-своему уникален – ни до не после ничего подобного в российском (да и в советском) криминальном мире не происходило. За несколько лет с золотоперерабатывающего предприятия его сотрудникам и охранникам удалось наворовать десятки килограмм драгоценного металла.

В результате передела сфер влияния в этой жестокой войне между несколькими ОПГ в небольшом городке Касимове (Рязанская область) убили свыше 50 человек. В итоге под суд и военный трибунал в общей сложности пошли около 200 человек, включая военнослужащих батальона внутренних войск, охранявших предприятие.

Стране требовалось золото

Создание Приокского завода цветных металлов (ПЗЦМ) в рязанском городе Касимове было обусловлено сложной экономической ситуацией, складывавшейся в СССР в конце 80-х годов – разваливающаяся страна переживала тяжелый экономический кризис, девальвацию рубля, оставшись при этом практически без золотого запаса. Правительство видело выход из положения в увеличении экспорта золота и, соответственно, в наращивании темпов и объемов его промышленного производства.

В конце 80-х годов на правительственном уровне было принято решение о строительстве золотоперерабатывающего завода в Касимове. Два подобных предприятия на тот момент работали в Сибири и одно в Помосковье, но касимовский завод должен был перещеголять их не только в производственных объемах, но и в мощнейшей системе охраны – ПЗЦМ сторожил целый батальон военнослужащих внутренних войск. Первая плавка золота на заводе была дана уже в 1991 году, спустя два года после принятия решения о строительстве ПЗЦМ.

С завода не пропадает, но… всплывает

Случаи грандиозных по своим масштабам хищений вскрылись после того как спустя год после начала функционирования золотоперерабатывающего предприятия в городе начали пропадать касимовцы. Находили обезображенные трупы исчезнувших, видимые телесные повреждения на телах убитых свидетельствовали о том, что перед смертью их жестоко пытали. По Касимову начали распространяться слухи о «золотом следе» этих преступлений.

Милиция не спешила связывать ужасные находки с деятельностью золотоперерабытывающего завода, поскольку убивали представителей совершенно разных социальных слоев – от рук неизвестных гибли как преуспевающие коммерсанты, так и простые рабочие и военнослужащие. Но жертв уже было столько, что ПЗЦМ все же пришлось проверять. Правоохранители никаких следов хищений на заводе не наши – по отчетности там все оказалось ровно, ни один миллиграмм золота не пропал.

Однако в 1994 году нижегородские милиционеры арестовали двух граждан, у которых изъяли килограммовый слиток золота промышленного производства, и драгметалл, как показали арестованные, был похищен именно с Приокского завода цветных металлов. Более того, мужчины признались, что прежде реализовали 22 кило золота.

На заводе устроили очередную проверку. На этот раз дело взяли под свой контроль Особая коллегия МВД вместе с прокуратурой и Федеральной службой безопасности. Но следственную бригаду вновь ждало разочарование: по отчетности, ни один миллиграмм с ПЗЦМ не исчезал.

Люди гибли за металл

Правоохранители терялись в догадках: даже если с золотоперерабатывающего завода и крали, то как смогли проносить через контрольно-пропускные пункты? Заподозрили военных, но каждый из них характеризовался безупречно. Обыски на предприятии продолжались, и наконец в одной из подсобок следователям удалось обнаружить «схрон» – золотые слитки, спрятанные в рабочей рукавице.

На тот момент в Касимове действовали несколько ОПГ – «солнцевсие», «подольские», не остались в стороне и местные «слоны» (рязанская Слоновская организованная преступная группировка). Бандиты устроили между собой кровавую баню в борьбе за контроль за ПЗЦМ. Промышленное золото в большом количестве сбывалось на прибалтийском, молдавском и турецком черных рынках.

В Касимове один за другим росли шикарные особняки, выстроенные работниками завода, переработчики золота разъезжали на шикарных иномарках и просаживали сногсшибательные суммы в казино.

На заводе начались повальные аресты, под конвой брали целые смены. Арестовывали невзирая на заслуги и характеристики – от рабочих до доверенных людей руководства предприятия. Вместе с более чем 100 сотрудниками ПЗЦМ были препровождены в КПЗ и несколько десятков военнослужащих ВВ из батальона охраны. Арестованные сдали своих «кураторов» – организованные преступные группировки, наладившие систему хищений с завода. На тот момент их было две, «Ерофеевская» (лидер Андрей Ефремов) и «Курбатовская» (лидер Виталий Курбатов). Ефремова взять не удалось – Ерофея застрелили «курбатовские». Самого Курбата от греха подальше сдали милиционерам свои же. Он единственный из арестованных по «золотому» делу был приговорен к пожизненному сроку лишения свободы.

Воровать помогал Академик

Тщательная проверка вскрыла механизм воровства золота, который был чрезвычайно разнообразен: драгметалл проносили через КПП под одеждой, прятали золото в какую-нибудь тару (сигнализация предварительно отключалась)... В конце концов, золотом заряжали обычные мальчишечьи рогатки и пуляли им за забор ПЗЦМ. Все эти хищения оказались возможными из-за ноу-хау плавильщика Николая Клещова по прозвищу Академик. Криминальный «новатор» допетрил, что при плавке можно без последствий украсть количество драгметалла, равное добавленному при процессе производства излишку меди. Поэтому официально и не фиксировались недостачи золота «на выходе». Академик до следствия и суда не дожил – его убили люди Курбата, заподозрившие плавильщика в связях с Ерофеем.

Кто охранял, тот и крал

«Золотые» «несуны» тащили драгметалл десятками килограммов. Один майор ВВ как-то за раз стащил 30 кг. Правоохранителей также поразила история работяги, стянувшего пятикилограммовый серебряный слиток и не сумевшего его сбыть – мужик тогда попросту выкинул добро в Оку.

Суд над расхитителями госсобственности на касимовском золотоперерабатывающем заводе до сих пор остается уникальным явлением в отечественном судопроизводстве – на скамье подсудимых оказались свыше 120 работников предприятия и еще более 50 военнослужащих судил военный трибунал.

исправить оишбку