15/02/18
«Клуб червонных валетов»: самая дерзкая шайка аферистов в дореволюционной России

Одним из самых громких уголовных дел в дореволюционной России стало дело так называемых «червонных валетов». Речь шла о преступном сообществе, основной деятельностью которого были различные аферы и мошенничество. Несколько лет они оставались неуловимы. А все дело было в том, что в шайку входили молодые люди из знатных и богатых семей, которых никто и не подозревал в преступных наклонностях!

Рокамболь по-российски

Осенью 1867 года молодой купец Иннокентий Симонов, коротая вечер с приятелями за карточным столом в своем доме на Маросейке, полушутя предложил создать «клуб мошенников». Наименование придумал служащий Московского городского кредитного общества, сын артиллерийского генерала Павел Шпейер. Ему пришло в голову назвать новое сообщество по роману французского писателя Понсона дю Террайля о похождениях разбойника Рокамболя – «Клуб червонных валетов». Шпейер же был избран бессменным председателем клуба. Членами организации стали Симонов, князь Всеволод Долгоруков, сын тайного советника Давыдовский, нижегородский помещик Массари, нахичеванский купец Султан-Шах Эрганьянц, светские повесы Неофитов, Брюхатов, Протопопов, Каустов и Огонь-Догановский.

Расписка за… воздух!

Вот одно из первых «дел» Клуба. В Смоленск и Петербург через Нижегородскую контору Российского общества страхования и транспортирования кладей были отправлены наложенным платежом ящики с «товаром» на суммы, в совокупности составлявшие несколько тысяч рублей. Отправителем значился некто Протопопов. Однако адресаты за товаром не явились, а когда посылки вскрыли, то вместо заявленных в квитанциях белья и пушнины обнаружили внутри пустые деревянные ящики.

Суть махинации заключалась в следующем. Нижегородская контора при отправке груза выдавала отправителям квитанции и подтоварные расписки, написанные на гербовой бумаге, с обязательством выдать уведомление о принятии товара адресатами. В то время такие расписки имели хождение наравне с денежными векселями. Их можно было, скажем, оставить в залог, или расплатиться ими за что-то. То есть деньги делались буквально из воздуха!

Продажа губернаторского дома

Еще одну весьма дерзкую аферу удалось провернуть Павлу Шпейеру. На одном из балов он познакомился с тогдашним московским генерал-губернатором - князем Владимиром Андреевичем Долгоруковым. Последнему Шпейера представили как коллежского регистратора. Обладая прекрасными манерами и будучи весьма приятным собеседником, молодой человек просто очаровал Долгорукова. В итоге двери дома генерал-губернатора оказались открыты для него. Более того – Владимир Андреевич разрешил новому другу в его отсутствие приводить сюда своих знакомых!

Однажды в Английском клубе Шпейер познакомился с богатым иностранцем, подыскивавшим себе в Москве апартаменты. Молодой человек представился ему московским помещиком, сумел войти в доверие и предложил приобрести… нынешнюю резиденцию Долгорукова. С его слов выходило, что настоящим владельцем особняка является он, Павел Карлович Шпейер, а генерал-губернатор всего лишь арендует у него недвижимость… К тому же, скоро он съезжает оттуда, так как недавно завершил строительство собственного дворца…

Разумеется, англичанин немедленно клюнул. Назавтра Шпейер показал ему генерал-губернаторский дом. Покупатель прошелся по всем комнатам и остался доволен увиденным. Ударили по рукам. Тотчас же Шпейер повез «клиента» в «нотариальную контору» на 2-й Ямской улице, и они оформили купчую. Дом был «продан» за сто тысяч рублей!

Говорят, Долгорукову пришлось заплатить новому «владельцу» его особняка крупную сумму отступных, чтобы только не поднимал шума – ведь дело касалось его, генерал-губернатора, репутации! И долго еще по Москве ходили слухи о том, как Шпейер продал англичанам дом самого генерал-губернатора…

Фабрика фальшивомонетчиков в Бутырке

Однажды сыскная полиция получила сведения, что в Москве действует подпольная организация фальшивомонетчиков, подделывающих ценные бумаги. Причем располагалась эта «фабрика» в губернском тюремном замке (ныне Бутырская тюрьма).

Вскоре полицейский осведомитель вышел на дворянина Неофитова, который пообещал превратить его вексель в 100 рублей в вексель на 10 000 рублей. И он выполнил свое обещание. Вексель при этом зашили в чистое белье, отправляемое в тюрьму, а вернулся он назад в корзине с грязным бельем, и уже с лишними нулями… Причем подделка совершилась так ловко, что даже банковские служащие не смогли ее распознать.

Сыщикам удалось завербовать одного из арестантов, который и выдал всю шайку, а также указал на ее связь с «лицами из высшего общества». Полиция принялась собирать доказательства, но тут при загадочных обстоятельствах один за другим скончались и тайный осведомитель, которому якобы принадлежал подделанный вексель, и арестант, бывший основным свидетелем.

Конец «червонных валетов»

В 1877 году шайка, наконец, была разоблачена. Избегнуть ареста удалось одному лишь Шпейеру. Рассказывают, что он просто-напросто сбежал из зала судебных заседаний и подался в Париж, где, скорее всего, неплохо устроился…

На скамье подсудимых оказалось 48 человек. Им вменяли в вину около 60 преступлений, совершенных в период с 1867-го по 1875 год. Во время одного из заседаний Султан-Шах Эрганьянц вдруг пустил изо рта пену и закричал: «Я царь всех армян!». Его отправили в психиатрическую лечебницу, хотя, скорее всего, обвиняемый просто «закосил» под сумасшедшего.

Иннокентий Симонов и Всеволод Долгоруков понесли наказание, но не слишком суровое - их на 8 месяцев заключили в работный дом. Некоторых отправили в арестантские роты Большинство членов шайки из «высшего сословия» лишили всех прав состояния и сослали на поселение в Сибирь.