18/01/17
Кого победил русский генерал Мороз?

Впервые выражение «General Frost» - Генерал Мороз – встречается в Англии, в 1812 году. Тогда армия Наполеона проиграла Отечественную войну и отступала.

Перед Крымской войной 1853 года английский журнал «Панч» снова популяризировал это выражение, приписав Николаю I слова о том, что «у Российской империи два надежных генерала: Январь и Февраль».

Немецкие генералы после Второй мировой войны оправдывали свои поражения тем, что защитником СССР был знаменитый и непобедимый Генерал Мороз.

План «Барбаросса» и морозы

Когда разрабатывался план «Барбаросса», не предполагалось, что в России будут воевать одну или больше зиму. Столкновение с природным фактором не брали в расчет, потому что немецкий Генштаб считал, что гитлеровская армия победит СССР в короткой летней, максимум летне-осенней кампании. Согласно директиве номер 21, «немецкие вооруженные силы должны быть готовы к тому, чтобы еще до окончания войны с Англией победить путем быстротечной военной операции Советскую Россию».

Немецкая армия по плану Барбаросса должна была разгромить основные силы советской армии, захватить Киев, Донбасс, Москву, Ленинград и выйти на линию Архангельск-Астрахань. Потом путем преследования гитлеровская армия должна была достигнуть рубежа, с которой авиация СССР не сможет совершать боевые налеты на Германию. Конечная цель – разделить СССР на две части, «западный» и «азиатский», отгородившись от «азиатского» по линии Архангельск-Волга. На всю кампанию отводилось 5 месяцев, как определял Гитлер. Негласно считалось, что 6 недель будет достаточно, чтобы завоевать СССР. То есть, согласно планам Гитлера, война с СССР должна была закончиться как раз перед наступлением «страшных русских морозов». Немцы были в курсе географического положения Советского союза и знали, что зимы в СССР могут быть очень холодные. Также они знали, что советские дороги не в лучшем состоянии.

Но не все генералы были согласны с Гитлером, что победить СССР реально за 5 месяцев, тем более за 6 недель. Они обращали внимание на то, что в связи с бездорожьем могут быть проблемы со снабжением немецкой армии. Генералы Гальдер и фон Браухич еще в 1940 году предлагали Гитлеру «поддерживать дружеские отношения с Советским Союзом, и поощрять устремления СССР в направлении Босфора и Дарданеллы, а также персидского залива».

Гейнц Гудериан, генерал-полковник немецкой армии, писал в «Воспоминаниях солдата» : «я мог еще надеяться на то, что Гитлер не окончательно решился на войну с Советским Союзом, а хотел только запугать его. Но все же зима и весна 1941 г. были для меня кошмаром. Новое изучение походов шведского короля Карла XII и Наполеона I показало все трудности этого театра военных действий…»

Немецкие генералы хорошо знали и размеры СССР, и численность ее населения, и состояние дорог, и даже температурные сводки в зимний период были. Поэтому план Барбаросса и предполагал блиц-криг, чтобы в короткий срок разгромить РККА, не дать собраться с силами, эвакуировать на восток население и промышленность. Но самое главное – чтобы война не затянулась на зимний период.

Дело не в морозной погоде
Согласно сводкам метеостанции центрального аэродрома на Ходынском поле в Москве, в ноябре и декабре 1941 года погода было не морозной. В середине ноября максимально низкая температура была -18, и только один день, а среднесуточная температура воздуха составляла – 10 градусов. В декабре максимально низкая отметка – 25 градусов, среднесуточная температура – 15. Получается, что генерал Мороз даже «не выступал».

Немцы «грамотно» разработали план, расставили силы, и 21 директива была выполнима практически. И почти выполнили план – к ноябрю немецкая армия почти окружила Москву. Но немцы не учли важный фактор. Они знали про советское бездорожье, огромные просторы, про русский холод.Однако они не понимали психологию советских людей. Их представление хорошо показывают мемуары Ги Сайера: «…припомнилась глава из школьной хрестоматии, которая называется «Русский». В ней сказано: «Русский белокур, ленив, хитер, любит пить и петь». Вот и всё!» Он же пишет: «Мы тысячами мерли в ту осень в украинской степи, а сколько героев погибло в боях, так и не получив признания! Даже упрямцы и те понимали, что не важно, сколько сот русских ты убьешь, с какой храбростью будешь сражаться. Ведь на следующий день появится столько же, а потом — еще и еще. Даже слепой видел, что русскими движет отчаянный героизм, и даже гибель миллионов соотечественников их не остановит».