09/10/16
Самые экзотические колонии Российской империи

Русские колонии были когда-то и в Америке, и в Африке, и на нынешней территории Германии. В Сомали была Новая Москва, а в Калифорнии текла река Дон. Однако инициативам русских колонистов мешала большая политика.

Гавайи

В 1815 году Российско-Американская компания (РАК), «заведовавшая» Аляской и Камчаткой, добилась соглашения с вождём гавайского острова Кауаи. По договору, тот вместе с подвластным ему населением поступал под покровительство России.
Заведовал обустройством новой колонии немец на русской службе Георг Антон Шеффер.

В 1816-1817 годах силами местных жителей были построены три крепости, названные в честь Александра I, его жены императрицы Елизаветы и Барклая-де-Толли (до наших дней сохранились лишь остатки каменного фундамента Елизаветинской крепости).

Река Ханапепе была переименована в Дон. Местные вожди получили русские фамилии (Платов, Воронцов).
К сожалению, центральное правительство не оценило важность нового приобретения. Из Петербурга пришёл следующий вердикт: «Государь император изволит полагать, что приобретение сих островов и добровольное их поступление в его покровительство не только не может принесть России никакой существенной пользы, но, напротив, во многих отношениях сопряжено с весьма важными неудобствами».

Так, созданная в рекордные сроки русская колония оказалась фактически брошенной на произвол судьбы.
В отличие от царя Александра I, американцы очень даже оценили важность островов, и принялись активно выживать оттуда русских. В селении Ваимеа американские моряки предприняли попытку спустить российский флаг, но знамя защитили гавайские воины. 17 (29) июня 1817 года после вооруженного столкновения, в котором трое русских и несколько гавайцев были убиты, русские колонисты были вынуждены покинуть Гавайи и вернуться на Аляску.

Форт-Росс

Русские колонии на Аляске — территории с суровым климатом — страдали от нехватки продовольствия. Чтобы улучшить ситуацию, в 1808-1812 годах были организованы экспедиции в Калифорнию для поиска плодородных земель. Наконец, весной 1812 года подходящее место было найдено.

30 августа (11 сентября) 25 русских колонистов и 90 алеутов основали укреплённое поселение, названное Росс.
В то время Калифорнией владели испанцы, но территории практически не были ими колонизированы. Так, Сан-Франциско, находившийся в 80 км южнее русской колонии, был всего лишь небольшой католической миссией.

Реальными хозяевами территории, на которой поселились русские, были индейцы. У них-то и были куплены земли за три пары штанов, два топора, три мотыги и несколько ниток бус.
Крепость Росс была самым южным русским поселением в Северной Америке. В окрестностях стали появляться русские названия: река Славянка (совр. Russian river), залив Румянцева (совр. залив Бодега). За всё время существования крепость ни разу не подверглась нападению: испанцев, а с 1821 года мексиканцев поблизости практически не было, а с индейцами поддерживались более-менее мирные отношения.
Всё время своего существования колония была убыточной для Российско-Американской компании, и в 1841 году её продали гражданину Мексики швейцарского происхождения Джону Саттеру.

Русское Сомали

10 декабря 1888 года из Одессы отплыл пароход со 150 терскими казаками-добровольцами на борту. Возглавлял отряд авантюрист Николай Ашинов. Целью экспедиции было заявлено сопровождение духовной миссии в христианскую Абиссинию (Эфиопию).

В 1883 году Ашинов уже побывал в Абиссинии: выдав себя за представителя русского императора, он вёл переговоры с эфиопским негусом (императором) относительно политического и церковного сближения двух стран.

6 января 1889 г. отряд Ашинова высадился на берегу Французского Сомали (совр. Джибути). Французы полагали, что целью русской экспедиции действительно является Абиссиния, и не препятствовали русскому отряду. Но, к их удивлению, Ашинов нашёл в окрестностях заброшенный египетский форт Сагалло и стал там обустраиваться. Форт был переименован в Новую Москву или станицу Московскую, а земля на пятьдесят вёрст по берегу и сто вёрст вглубь объявлена российской территорией.

Прибывший в крепость французский офицер потребовал в кратчайшие сроки покинуть Сагалло. Ашинов отказался. Франция тогда находилась в союзных отношениях с Россией, и местные власти не решились на самостоятельные действия по выдворению со своей территории, пусть и незваных, но представителей дружественной державы.

Началась переписка между Парижем и Петербургом.
Император Александр отреагировал на авантюру Ашинова довольно резко: «Непременно надо скорее убрать этого скота Ашинова оттуда... он только компрометирует нас, и стыдно будет нам за его деятельность». Авантюра Ашинова могла помешать успешно развивавшемуся процессу российско-французского сближения. Французскому правительству было сообщено, что Россия не будет против, если Франция примет меры по выдворению русского отряда со своей территории.

Получив карт-бланш от русского правительства, французы направили к Сагалло эскадру в составе крейсера и трёх канонерок. После того, как Ашинов, очевидно не понимая серьёзности положения, вновь отказался подчиниться требованиям французов, те начали обстрел крепости. Несколько русских было убито и ранено. Наконец над Сагалло в качестве белого флага подняли рубаху Ашинова. Поселенцы были переданы прибывшему за ними русскому военному кораблю «Забияка», увёзшему их на родину.

 Йевер

На берегу Северного моря находится небольшой немецкий городок Йевер, в котором варят терпкое пиво Jever Pilsener. На этом пиве вполне могла быть надпись "Сделано в России" — дело в том, что когда-то этот город принадлежал Российской империи.
С XVII веке город был во владении Анхальт-Цербстских князей. К этому же роду принадлежала и София Августа Фридерика, более известная у нас, как императрица российская Екатерина II. Поэтому, когда в 1793 году умер последний князь Ангальт-Цербстский, Йевер унаследовала его единственная сестра, царица Екатерина. Город стал частью Российской империи.
Город оставался под российской короной до 1807 года, когда его оккупировал Наполеон. В 1813 году французские войска из города были изгнаны, и он вновь стал российским. Но ненадолго: в 1818-ом Александр I уступил его своим родственникам — герцогам соседнего Ольденбурга.