30/05/18
«Кормить вшей на фронте»: как боролись с педикулезом во время Второй мировой

«Кормить вшей на фронте» – отнюдь не фигура речи. На фронтах Второй мировой войны солдаты боролись не только друг с другом, но и с менее заметным противником, доставлявшим им немало проблем.

Невидимый враг

Несмотря на опыт борьбы с педикулезом в период Первой мировой войны, во время Второй мировой эта проблема вновь дала о себе знать. В условиях антисанитарии вши, перебегая от солдата к солдату, разносили вместе с собой сыпной тиф и «траншейную лихорадку», тем самым многократно увеличивая безвозвратные потери войск.

Основным переносчиком заразы была так называемая платяная (или нательная) вошь, которая крупнее и агрессивнее своего головного сородича. Обитая и размножаясь под одеждой, она доставляла военным не просто дискомфорт, а нестерпимые мучения. Боролись с напастью, как могли. Накануне войны появился дуст, которым стали активно посыпать обжитую вошью одежду, однако эффективность инсектицида оказалась низкой.

Фронтовик Александр Шумилин с содроганием вспоминал, как в госпиталях кровососы заползали под бинты, выгрызая раны. Еще тяжелее приходилось тем, кому наложили гипс. Извлечь оттуда паразитов не было никакой возможности, и они, роясь и гнездясь, постепенно доводили раненых до исступления.

Немецкий солдат Фриц Бельке познакомился со вшами под Ржевом. Избавиться от этой заразы для него оказалось делом весьма проблематичным и долгим. Их ползанье и царапанье, а также угроза заболеть сыпным тифом, по словам немца, принуждала каждого мужчину действовать безотлагательно.

Всевозможными средствами

Санитарное положение в частях Красной Армии оставляло желать лучшего, о чем уже в первые месяцы войны неоднократно докладывали в Ставку. К сентябрю 1941 года на Западном фронте педикулезом страдало до 85% личного состава, на Калининском – около 96%. Однако вплоть до начала 1942 года никаких систематических мер по борьбе с вшивостью не предпринималось, а расходы на помывку и стирку обмундирования были сокращены вдвое. Ситуацию усугубляло то, что в стране резко сократилось качество производимого мыла.

Вслед за педикулезом советских солдат начали поражать более тяжелые заболевания – сыпной тиф и «окопная лихорадка». Требовались неотложные меры. И вот с конца 1941 года в Красную Армию решили внедрить специальные банно-прачечные и дезинфекционные поезда (БПДП), предназначенные для санитарной обработки бойцов. В состав входили от 14 до 18 вагонов, в которых размещались формалиновые камеры, душевые, прачечные и сушилки. В час такие поезда могли обслужить до 100 человек.

Кроме того, для борьбы с паразитами использовались обмывочно-дезинфекционные роты (ОДР), в арсенале которых были дезинсекторные камеры и автодуши, а также прачечно-дезинфекционные отряды (ПДО), которые помимо стирки уничтожали кровососов различными химикатами.

Экстренных мер принятых для борьбы с педикулезом было все равно недостаточно, зачастую бойцы самостоятельно пытались вытравливать вредителей, например, скипидаром. Или жечь огнем. Способ выглядел так: в металлическую бочку клали завшивленную одежду и все это ставили на костер. В результате такой процедуры вместе со вшами нередко погибало и обмундирование.

К концу войны педикулез в советской армии был фактически побежден. Свою роль в этом сыграли нормализация санитарных условий, усиление дезинфекционных мер и улучшение питания личного состава. Не случайно говорили, что «вши любят голодных».

Мавр не смог

В отличие от русских немцы не использовали на фронте прачечно-дезинфекционные службы, из-за чего солдаты чаще страдали разного рода инфекционными заболеваниями. Впервые с проблемой вшей они столкнулись зимой 1941 года. Пытаясь как-то спастись от сильных морозов, бойцы утеплялись чем попало, создавая благоприятную среду для размножения платяной вши.

Сохранилось описание забавного случая, когда немецкий генерал, намереваясь подтолкнуть находившихся в полевом лазарете солдат к борьбе с паразитами, пообещал по сигарете за каждую уничтоженную вошь. Очень быстро ему была предъявлена целая сотня извлеченных из одежды насекомых, многие даже покупали паразитов у сослуживцев, – военачальник уже успел пожалеть о столь щедром предложении.

Для германских войск проблема вшей стала настолько серьезной, что за ее решение взялся личный врач Гитлера Тео Морель, о котором, правда, коллеги-медики были не самого высокого мнения. Плодом его трудов стал порошок, за который он от фюрера удостоился Рыцарского креста. Для внедрения порошка в действующие части даже был создан рекламный плакат, на котором изображался мавр, убивавший исполинских размеров вошь. А рядом была приписка: «Вошь должна сморщиться!».

Оценив плакат, Гитлер заметил: если этот препарат окажется эффективным, то его изобретатель будет увековечен в камне. «Морель из пульверизатора убивает вошь» – таким фюрер видел будущий монумент своему лечащему врачу. Однако в деле порошок Мореля фактически не использовался из-за зловонного запаха и крайне низкой эффективности. При раскопках его часто находили в немецких мусорках. Такая же судьба постигла и другое противовшиное средство – «Russla-Puder», которое не наносило паразитам никакого вреда.

Командиры некоторых частей вермахта зачастую самостоятельно решали проблему со вшами, заставляя солдат ежедневно мыться и менять белье, поставив это процесс под строгий контроль. И очень скоро такие мероприятия дали положительный результат.

Германские медики параллельно с проблемой педикулеза пытались решить ситуацию с инфекционными заболеваниями вызываемыми вшами. В конце 1941 года в 46-м блоке концлагеря Бухенвальд было создано специальное учреждение, в котором около полутысячи заключенных участвовали в испытаниях вакцины против сыпного тифа. В результате безжалостных экспериментов погибло около 20% подопытных.