04/02/18
Корниловцы-ударники: как сражались "берсерки" Белой армии

С лета 1917 года по осень 1920 года Корниловский ударный полк участвовал в более чем 500 сражениях с немцами в ходе Первой мировой кампании, а также воевал в составе Белого движения с частями Красной Армии в Гражданскую войну.

«Части смерти»

Так официально назывались ударные подразделения в составе воинских соединений царской Российской армии, которые создавались в 1917 году для повышения их боеспособности – в противовес распространяющимся революционным антивоенным настроениям на фронтах Первой мировой.

Как писал в своем приказе генерал от кавалерии А.А. Брусилов, ударные части всегда шли на штурм неприятеля впереди основных сил полка (это показано, в частности, в советском фильме «Чапаев»). В состав Корниловского ударного полка, который историки считают самым долговечным ударным подразделением в своем роде, помимо строевых пехотинцев входила пулеметная рота, сотня казаков 30-го Донского казачьего полка.

Устрашающая форма

У корниловцев-ударников была своя форма, отличающая их от других подразделений царской (Белой) армии. У офицеров и солдат на погонах и на кокардах красовалось изображение черепа. Офицеры носили кители и брюки с белым кантом. Черно-красные петлицы нашивались на форму как офицеров, так и солдат, с той лишь разницей, что у высших военных чинов они выделялись тем же белым кантом, окаймлявшим еще и их фуражки. Эмблема полка размещалась на левом рукаве, чуть ниже погона.

Как они воевали в Первую мировую

По воспоминаниям А.И. Деникина («Очерки русской смуты»), корниловцы отважно проявили себя в сражениях на Юго-Западном фронте, в частности, в последней наступательной операции русских войск в Первой мировой войне в июне-июле 1917 года в Галиции. Ударники первыми шли в бой и несли огромные потери. Когда «здоровый» элемент оказался выбит противником, солдатская масса, как писал историк Н.Н. Головин, превратилась в неуправляемую вооруженную толпу, потерявшую всякую боеспособность.

Тем не менее наступление подразделений Л. Корнилова сочли успешным (были захвачены 7 тысяч пленных и 48 орудий). Однако в целом эта июньская операция оценивается историками как неудачная из-за потери боеспособности у большинства солдат, которые поддались агитации прекратить войну. По воспоминаниям А. Деникина, войска после Февральской революции были уже в значительной мере деморализованы.

Зато руководство генерала Корнилова (командовал 8-й армией) в данных сражениях поспособствовало его дальнейшему карьерному росту – в июле того же года Лавра Георгиевича назначили командующим Юго-Западного фронта, а потом и Верховным главнокомандующим. К слову, именно после операции в Галиции Корниловым было принято решение создать ударные полки, и его подразделение стало первым из более чем сотни подобных частей, сформированных до Гражданской войны.

… и в Гражданскую

Как пишет А.Р. Тушнович в «Воспоминаниях корниловца», в сентябре 1917 года Корниловский ударный полк, насчитывающий 3 тысячи бойцов, был переименован в Славянский ударный полк с сохранением эмблемы и знаков различия. В октябре корниловцы противостояли красногвардейцам в уличных боях в Киеве. Затем они перебрались на Дон для вступления в формирующуюся Добровольческую армию Белого движения. В Добровольческой армии, по данным энциклопедии «Революция и Гражданская война в России: 1917-1923 гг.», воевали порядка 600 ударников-корниловцев (по информации А.Р. Тушновича только в течение нескольких месяцев 1918 г. в состав Славянского полка входили более 15 тысяч человек).

Корниловцы принимали участие в Первом и Втором Кубанских походах Добровольческой армии, штурмовали Орел, Ростов-на-Дону и Екатеринодар (при его штурме Л.Г. Корнилов был убит), а также участвовали в других не менее важных сражениях Гражданской войны. Под Каховкой Корниловская ударная дивизия понесла огромные потери. По подсчетам историков, с момента образования ударных частей корниловцев (лето 1917 г.) до эвакуации их остатков из Крыма (ноябрь 1920 г.) эти «берсерки» потеряли убитыми и ранеными порядка 50 тысяч человек.

После эмиграции из советской России объединения корниловцев существовали во Франции и Болгарии. Наиболее примечательна судьба одного из военачальников Корниловского полка генерал-майора Н.В. Скоблина: уже во Франции он был завербован ГПУ и содействовал похищению генерала Е.К. Миллера – лидера эмигрантского Российского Обще-Воинского Союза.