09/07/18
Павел Тихонов
«Кровь в бассейне»: что случилось на ватерпольном матче со сборной СССР

Свое название это состязание советских и венгерских ватерполистов на мельбурнской Олимпиаде-56 получило из-за травмы, нанесенной в матче нашим спортсменом Валентином Прокловым венгерскому ватерполисту Эрвину Задору.

По сообщениям западных СМИ, кровь из сильно рассеченной брови Задора стала символом несправедливой внешней политики, проводимой СССР – за 3 недели до Олимпиады Советский Союз участвовал в подавлении Венгерского восстания. Хотя у советской стороны была на этот счет совершенно иная точка зрения

Как все происходило: мнения венгров и русских

По словам советского ватерполиста Виктора Агеева, участника XVI Олимпиады, венгерская команда по водному поло была изначально, еще до матчей, враждебно настроена против советских спортсменов – венгры не здоровались с русскими и отворачивались при встрече. Более того, позднее Эрвин Задор сам признался западным СМИ, что венгерские ватерполисты заранее обговорили план провокационных действий в отношении советской команды – Задор хорошо знал русский язык и намеревался оскорблениями разозлить русских ватерполистов.

К предпоследнему туру сражения с венграми команда СССР проиграла только югославам, у ватерполистов Венгрии поражений не было. Как писала западная пресса, среди зрителей того матча, а их было около 8 тысяч, преобладали венгерские эмигранты, пришедшие поболеть за своих земляков.

По воспоминаниям советских спортсменов, игра практически сразу началась с драки, причем ее инициаторами выступили венгры – уже в первом тайме Деже Дьярмати в кровь разбил нос капитану ватерполистов СССР Петру Мшвениерадзе (капитан в отличие от Задора кровь смывал). Вратарь советской команды Борис Гойхман говорил, что как только стали понятны намерения вегерских ватерполистов играть грязно, наши спортсмены начали поступать соответствующе – каждый выбрал себе визави, которого старался «зацепить». По мнению советских спортсменов, судья на том матче судил односторонне, явно в пользу венгров.

Деже Дьярмати, в свою очередь, утверждал, что это русские, а не венгры устроили грязную игру, начали заниматься «боксом на воде», и его самого один из соперников ударил в живот. Особенно Дьярмати отметил агрессию Бориса Маркарова и Валентина Прокопова, которые якобы обзывали венгров фашистами.

Впрочем, к концу матча советские ватерполисты уже не играли, а уклонялись от бросаемых в их сторону с трибун болельщиками бутылок и других предметов. Четвертый гол был забит венграми в пустые ворота.

Участник той команды Юрий Шляпин утверждал, что видел, как Эрвин Задор первым ударил Прокопова, а тот лишь ответил венгру. Задор же рассказывал западным СМИ, что он во время матча начал оскорблять Прокопова, отвлекся на доли секунды от «опеки» советского спортсмена, и Валентин нанес ему удар в бровь. По воспоминаниям Бориса Гойхмана, травмированный Задор своим криком заглушил шум на трибунах. Демонстрируя стекающую с рассеченной брови кровь, венгерский ватерполист призвал публику на помощь. Зрители сломали барьеры и бросились к бассейну, выкрикивая антисоветские лозунги. Только вмешательство полиции не позволило начаться массовым беспорядкам.

Матч пришлось прекратить, советские спортсмены по образованному полицейскими коридору прошли в раздевалку, где, как вспоминал Гойхман, одевались лежа, чтобы их не было видно из окон. В той же позиции они несколько километров проехали в автобусе, отвозившем советских спортсменов на базу с турнира. Из соображений безопасности несколько дней команда ватерполистов провела взаперти на теплоходе «Грузия», который доставил советскую сборную в Австралию.

Как утверждал капитан команды Петр Мшвениерадзе, поначалу наших ватерполистов хотели наказать за матч, но потом сменили гнев на милость. Мшвениерадзе даже присвоили звание заслуженного мастера спорта.

Снимки с окровавленным Эрвином Задоров опубликовали и озвучили все центральные западные СМИ – «The San», «The Independent», ВВС и многие другие. Соответственно, история с «Кровью в бассейне» была подана как агрессия советских спортсменов, с односторонними комментариями венгерских ватерполистов. Само название матча – «Кровь в бассейне» – также было придумано западной прессой. В СМИ СССР об этом инциденте практически ничего не говорилось, лишь позднее ветераны-ватерполисты поделились своими воспоминаниями постсоветским электронным и печатным изданиям.

Последствия матча

Сразу же после этой Олимпиады большинство спортсменов сборной Венгрии (100 человек), в том числе, и травмированный Эрвин Задор, попросили политического убежища на Западе. В итоге спустя годы почти все они, за исключением одного Задора, вернулись обратно на родину. Задор занимался тренерской работой в США, он умер в Калифорнии в 2012 году.

Валентин Проклов и еще 9 ватерполистов советской сборной в той Олимпиаде стали бронзовыми призерами. Сборная СССР в Мельбурне впервые за всю историю одержала победу в Олимпиаде командном зачете.

«Неистовство свободы»

В конце 90-х – начале нулевых Квентин Тарантино в соавторстве с несколькими коллегами спродюсировал документальный фильм американских режиссеров Колина Грея и его сестры Меган Рейни «Неистовство свободы», в котором, в частности, рассказывается и о матче «Кровь в бассейне».