16/10/16
Cамые красивые женщины в русской истории

Россия всегда славилась красотой своих женщин. И были в русской истории красавицы, устоять перед которыми не могли ни цари, ни простые смертные.

Анастасия Захарьина-Юрьева

Из огромного количества претенденток, доставленных на смотрины невест со всей Руси, Иван Грозный выбрал именно Анастасию. Сложно с уверенностью сказать, что в большей степени повлияло на выбор царя.

Возможно, акцентировал внимание 17-летнего жениха на одной из тысячи красавиц его опекун – Михаил Юрьевич, который приходился Анастасии дядей.

Известно, что царица была невысокой. Правильные черты её лица обрамляли длинные густые волосы темно-русого цвета. Как писал Карамзин, «современники приписывали ей все женские добродетели», красота же считалась «необходимою принадлежностью счастливой Царской невесты».

Ей удалось покорить не только сердце мужа, но и завоевать всенародную любовь. И сделать это, будучи только красивой, вряд ли было возможно. Её образ стал символом мудрой женщины, способной, как писал Дорсет, «с удивительной кротостью и умом» управлять вспыльчивым мужем.

Мария Нарышкина

Казалось, не было при дворе Екатерины II человека, который бы промолчал о красоте молодой фрейлины – Марии Четвертинской. Державин писал: «Черными очей огнями, грудью пышною своей она чувствует, вздыхает, нежная видна душа, и сама того не знает, чем всех больше хороша».

Кутузов шутил, что если среди женщин есть такая как Мария, то их стоит любить. Ее красота была совершенной, и как писал один из современников, «казалось невозможною».

В 16 лет она выходит замуж за князя Дмитрия Нарышкина, а спустя некоторое время становится фавориткой царя Александра I. Их отношения продлятся 15 лет. В семье Нарышкиных будет четверо детей, и только первую дочь Марину Дмитрий Львович будет считать своей (хотя, по слухам, и её отцом был бывший фаворит царицы – Платон Зубов).

Юлия Вревская

Баронесса Вревская на протяжении двух десятилетий считалась первой петербуржской красавицей.

В стихотворной прозе её друг Тургенев писал, что «дамы ей завидовали, а мужчины за ней волочились».

Соллогуб говорил о её пленяющем образе, в котором очаровывала не только внешность, женственность и грация, но и «бесконечная приветливость и бесконечная доброта».

Но скуку высшего света фрейлина Вревская в 1877 году без раздумий сменила на жизнь истинную.

Во время Русско-турецкой войны она стала сестрой милосердия и посвятила себя служению ближнему, «не ведая другого счастья». В то время как высший свет злословил по поводу «экстравагантной выходки», баронесса ходила за ранеными, меняя повязки на протяжении пяти часов, спала на соломе, ассистировала при ампутациях, выносила с поля боя солдат.

Они же в феврале 78 года копали мёрзлую землю и несли гроб с телом «сестрёнки», когда во время эпидемии сыпного тифа Юлия Петровна скончалась.

Варвара Римская-Корсакова

«Татарская Венера» - так называл юную красавицу Париж середины XIX века.

Провинциалка из Костромской губернии покорила не только обе российские столицы, но и Европу.

Она блистала, по словам князя Оболенского, «на приморских купаньях, в Биарице и Остенде». Один из портретов кисти Франца Винтерхальтера до сих пор очаровывает посетителей парижского музея Орсе. Она соперничала с супругой Наполеона Бонапарта Евгенией, а популярности Вареньки могли бы позавидовать сегодняшние «светские львицы».

Остроумные шутки Варвары Дмитриевны передавали из уст в уста, а поклонники неустанно восхищались «прекраснейшими ногами в Европе».

Откровенные наряды звезды высшего света не раз становились причиной скандала. Однажды ее якобы попросили удалиться с бала по причине «чересчур прозрачного платья». На бал-маскарад зимой 63 года она прибыла в наряде жрицы Танит, который был сшит из газовой ткани.

Когда же очередной воздыхатель звал ее под венец, русская богиня каждый раз отвечала: «У меня муж красавец, умный, прекрасный, гораздо лучше вас».

Зинаида Юсупова

Красота одной из богатейших аристократок России не могла оставить равнодушным. Вот как писал о своей матушке сын Феликс: «Высока, тонка, изящна, смугла и черноволоса, с блестящими, как звезды, глазами».

Великолепная внешность дополнялась острым умом, образованностью и добротой. Зная о своих достоинствах, княгиня никогда не кичилась ими, демонстрируя окружающим простоту и скромность.

Обладая лучшими в мире драгоценностями, она надевала их только по особенным случаям, предпочитая скромные платья с минимумом украшений.

Княгиня Юсупова была очень артистичной. На одном из балов государь попросил её исполнить «Русскую». Пляска покорила всех настолько, что её  вызывали на бис ещё пять раз.

Сам Станиславский уверял, что подлинное назначение Зинаиды Николаевны – сцена. Но она предпочитала выступать в роли благотворительницы, поддерживая чужой талант, а не демонстрируя собственный.

Матильда Кшесинская

Она могла бы никогда не стать «украшением и славой русского балета», если бы не увидела танец итальянской Вирджинии Цуки.

Позднее в своих мемуарах Кшесинская напишет об «изумительной мимике, которая придавала классическому танцу необычайное очарование».

Несмотря на низкий рост и «полноватые ножки», она покорила членов приемной комиссии Императорского театрального училища «горящими глазами и очаровательными манерами».

Современники часто говорили о ее глазах: «темных, блестящих, напоминающих две сладостные бездны». Единственная на тот момент балерина, исполняющая фуэте в 32 оборота, она заставляла зал замирать от восторга. Среди поклонников балерины - будущий Николай II, а также великие князя Сергей Михайлович и Андрей Владимирович.

Вера Холодная

Ей было отпущено судьбой всего 26 лет, но за это время из необычной девочки с прекрасным аппетитом она превратилась в королеву русского немого кино с многомиллионной армией поклонников.

Впервые встретивший Веру режиссер Гардин описал ее красоту как «манящую и отравляющую» одновременно.

Чтобы «увидеть Холодную», люди выстраивались в огромные очереди. В Харькове, например, штурмовавшую кинотеатр толпу усмиряли конные драгуны, а руководству потом пришлось вставлять разбитые стекла и менять сорванные с петель двери.

Сама же актриса удивлялась такой популярности. Иногда она отправлялась на показ фильма со своим участием, чтобы понаблюдать за реакцией публики. За четыре года съемок ее глаза библейской мученицы и капризно изогнутая линия рта смогли полностью покорить публику, забывавшую в синематографах об ужасах Первой мировой и смуте 17-го.