08/10/18
Кто еще претендовал на русские Чукотку и Камчатку

Несмотря на то, что русские поселения в XIX веке уже находились на островах Тихого океана, включая Командорские, Алеутские, Кадьяк и даже на побережье Аляски, другие страны не собирались признавать принадлежность Дальнего Востока к России и всеми правдами и неправдами пытались сделать эти земли своими.

Американцы

В XIX веке отчаянную попытку экспансии предприняли американцы. Сначала они действовали тихой сапой, «осваивая» территории Чукотки, Камчатки и побережья Дальнего Востока с помощью частного бизнеса, затем в дело вступили крупные компании и правительство США. Власти попытались заставить весь мир считать Берингово море внутренними американскими водами (1870 год) и нахально предлагали России начать совместное освоение Чукотки и Аляски, по которому Россия должны была всячески поддерживать строительство американских факторий на своей территории.

В1865 году американская компания «Вестерн юнион эстеш компани» заключила с правительством России контракт, по которому должна была протянуть телеграфную линию от Николаевска-на-Амуре до Чукотки и до Аляски, но потребовала от России передачи земель, по которым пройдет телеграф, США, и в нарушение договора приступила к поиску золота на Чукотке. России ничего не оставалось делать, как расторгнуть договор. Однако большинство американских предпринимателей при негласной поддержке своего правительства вообще не заключали договоров, а занимались браконьерством и контрабандой.

Они спаивали местное население, оббирая его до нитки, ежегодно добывали у побережья Чукотки до 3 000 китов. В течение 20 лет американцами был убит миллион котиков – северные народы лишались источников пропитания. Генерал-губернаторы посылали на Чукотку и Камчатку военные крейсеры, но это мало помогало – большого флота на Тихом океане у России не было.

В 1900 году Россия запретила частную торговлю на Дальнем Востоке, но это не помогло.

Например, русское правительство отдало разработку золотых месторождений Чукотки полковнику В. М. Вонлярлярскому, который организовал компанию под названием «Северо-Восточное Сибирское общество» и привлек иностранные капиталы. В конце концов, большая часть акций предприятия скуплена синдикатом Джона Розина (США), то есть фактически общество работало на американский бизнес, а чукотское золото уходило в США, – об этом писал советский историк Борис Иванович Мухачев («Становление советской власти и борьбы с иностранной экспансией на северо-востоке СССР). Не отставали от американцев канадцы – они вовсю браконьерничали в русских водах.

Англичане и французы

Попытка совместного флота англичан и французов захвата Петропавловска-Камчатского стала отголоском Крымской войны. Союзники под руководством адмирала Прайса попытались ликвидировать на Камчатке Петропавловск, однако потерпели поражение и были вынуждена удалиться восвояси. Как оказалось, крепость Петропавловска была построена настолько удачно в глубине Авачинской бухты, что даже камчатские скалы встали на защиту русских.

Эскадра европейцев прибыла на полуостров 18 августа 1854 года. В Петропавловске их встретили семь артиллерийских батарей (всего 44 орудия). Общее количество защитников крепости составило всего 879 человек, а на море атаку европейцев отражал фрегат «Аврора» и немногочисленные корабли русского флота.

Если бы европейцы захватили Петропавловск, Камчатка, а вслед за ней и Чукотка были для России потеряны.

Для местного населения цивилизованные европейцы приготовили «подарки» – они в огромном количестве привезли с собой кандалы.

За русских вступился сам Бог. Разнервничавшийся перед сражением адмирал Прайс застрелился, что сказалось на боевом духе союзников.

Бой за Камчатку шел с попеременным успехом с 19 августа до 24 августа. Свидетели описывали его так: до 24-го августа был ад, а 24 начался «ад кромешный». Батареи переходили из рук в руки, высадившийся десант, должен был смести русских, но все решилось при захвате Никольской сопки – горстка русских обратила в бегство английских и французских вояк.

Однако после победы из Петербурга поступил парадоксальный приказ – крепость разобрать, а корабли отогнать на Амур.

Японцы

После проигрыша в Русско-японской войне 1903 года Россия не только лишилась половины Сахалина, но и была вынуждена подписать с Японией рыболовную конвенцию, по которой японцы допускались в водные акватории России. Побывавший на Дальнем Востоке француз Лобби писал в мемуарах, что это было настоящим бедствием.

Японцы хищнически добывали морские ресурсы, и 85% всей рыбы уходило в Японию. Японцы, не таясь, заходили в устья рек, ловили рыбу и там, часто оставались зимовать на побережье, переманивая местное население на свою сторону, а в 1909 году, даже не спрашивая разрешения у России, открыли в Тигиле свою больницу.

Тут надобно сказать, что в политике России на Дальнем Востоке была огромная брешь в работе с местным населением, которое часто не принималось в расчет – об этом писал русский чиновник Алексей Алексеевич Татищев (Земли и люди: в гуще переселенческого движения»), который посещал Дальний Восток по делам своего ведомства.

Камчатка кишела японскими шпионами, а бухты и порты фактически находились под контролем иностранцев.

Российское правительство, наконец, осознало возможность утраты контроля над полуостровом и в 1909 году было вынуждено выделить Камчатку в отдельную губернию, наделив губернатора чрезвычайными полномочиями. Для связи были, наконец, приобретены радиостанции, а в уездах построены телеграфные линии.

Однако в военном отношении Дальний Восток оставался незащищенным. В 1907 году в российских водах находилось всего три военных русских корабля, в то время как количество японских судов часто превышало 300. За 12 лет японцы выловили 43 600 284 пуда рыбы, и активно занимались вывозом пушнины. Вступление России в I Мировую войну еще больше ослабило ее силы на тихоокеанском побережье.