07/11/17
Кто и зачем организовал «Лигу низкорослых людей»

Временем расцвета индивидуального террора в России принято считать рубеж 19-20 веков, когда представители в основном эсеровских организаций использовали насилие и устрашение для достижения своих политических целей. В СССР, как утверждали партийные идеологи, терроризма не существовало. Однако даже в эпоху так называемого развитого социализма находились одиночки, готовые путем насилия отстаивать свои зачастую безумные убеждения.

Жаркое лето 71-го

Ранним июньским утром 1971 года жители Краснодара проснулись от мощного взрыва – на воздух взлетел набитый людьми автобус. Правоохранители немедленно выехали на место происшествия.

Картина случившегося шокировала даже видавших виды милиционеров: тела некоторых пассажиров были разорваны в клочья, другие сильно обгорели. Автобус ЛАЗ разворотило изнутри. Куски стекла, обшивки салона и сидений разбросало на несколько сотен метров вокруг эпицентра взрыва

Следователи знали, что по утрам по этому маршруту ездят по большей части студенты и рабочие. При этом автобус всегда идет под завязку. Значит, в момент происшествия в салоне находились не менее 80 человек. 10 из них погибли. Ранения получили 40 человек, шесть из них остались инвалидами на всю жизнь.

Внимание следователей особенно привлекли найденные на месте инцидента металлические шарики и гвозди. Такие элементы в детали автобуса явно не входили.

Взорвать преподавателя

Случившееся было во многом уникальным явлением для той поры. Конечно, террористы-одиночки были и в СССР, однако такие дела, как правило, строго засекречивались, поэтому знал о них весь ограниченный круг лиц. Более того, в Уголовном кодексе СССР даже не было статьи «Терроризм».

Расследование дела о взрыве в Краснодаре сразу же было поставлено под особый контроль. Взялось за него местное управление КГБ.

Чекисты проделали колоссальную работу: установили увлекавшихся пироманией граждан, опросили сотни людей, в том числе пассажиров злополучного автобуса. Они-то и вывели следователей на нужную тропу.

Со слов выживших, незадолго до взрыва в автобус зашел невысокого роста мужчина с черным чемоданом в руке. Проехав несколько остановок, он попросил водителя его выпустить, сославшись на недомогание. Автобус остановился, незнакомец вышел и направился в сторону от дороги. Спустя несколько минут прогремел страшный взрыв: восьмитонный автобус подбросило вверх словно спичечный коробок.

В ходе расследования один из следователей вспомнил, что совсем недавно некий злоумышленник хотел взорвать преподавателя Кубанского медицинского института Николая Хромова. К двери его квартиры был прикреплен начиненный порохом огнетушитель. К счастью, замысел злоумышленника не удался: адскую машину вовремя заметила соседка профессора.

Следователям удалось выяснить, что в свое время у Хромова был конфликт с одним из его студентов – Петром Волынским. Профессор однажды провел с ним профилактическую беседу, после чего тот якобы затаил обиду на преподавателя.

Удивительные находки

Правоохранители решили отработать эту версию и нагрянули к Волынскому с обыском. Каково же было их удивление, когда они обнаружили в его квартире газовые баллоны, порох, разобранные подшипники и другие элементы для взрывного устройства, достаточного, чтобы взорвать целую пятиэтажку.

Любопытно, что на стене доморощенного террориста красовался портрет Наполеона Бонапарта, а рядом фотография самого Волынского с подписью «Мне можно все». Но на этом «удивительные открытия» не закончились. Правоохранители нашли тетради злоумышленника.

И чем больше они их листали, тем сильнее убеждались, что перед ними – психически больной человек. Так, в одной из тетрадей следователи обнаружили устав провозглашенной Волынским «Лиги низкорослых людей».

Всем недовольный

Здесь стоит подробнее остановиться на личности преступника. Волынский родился в ничем не примечательной семье краснодарских рабочих. Сокурсники по институту описывали его как замкнутого и нелюдимого человека. Тем не менее, он смог окончить вуз и устроиться терапевтом в одну из местных больниц.

Будущего террориста раздражало все вокруг, везде ему мерещились «моральные разложенцы». Против них он усиленно строчил «анонимки» в партийные и государственные органы, а также в газеты.

Волынский яростно обличал мерещившихся ему повсюду вредителей, хулиганов, взяточников и спекулянтов. Советское общество он считал «разложившимся», давно утратившим идеалы социализма. Всего за период с 1965 по 1967 годы он написал более 80 анонимных доносов.

После очередной порции «разоблачений» неугомонного терапевта забрала скорая психиатрическая помощь. Ему поставили диагноз «вялотекущая шизофрения» и определили в специализированное учреждение, где он пролежал восемь месяцев. Врачебной деятельностью ему после такого, понятное дело, заниматься запретили.

Психиатрическая больница лишь озлобила Волынского. С этого момента его захватила навязчивая идея поквитаться с людьми, которых он винил в своих невзгодах, а также с теми, кому принадлежала власть в стране.

Краснодарский «Наполеончик»

Другой идеей фикс злоумышленника была ненависть к высоким людям. Волынского, рост которого составлял около 160 сантиметров, одолевал из-за этого тяжелейший комплекс неполноценности. В своей тетради он писал, что низкорослые люди уникальны, а высокие подвергают их унижениям. А раз так, то низкие должны объединиться в его «Лиге» и дать отпор.

Свои бредовые идеи шизофреник пытался нести в массы: он ходил по улицам Краснодара, выбирал низкорослых мужчин и задавал им вопросы о том, не боятся ли они драться с высокими. В итоге комплекс неполноценности вместе со злобой на окружающий мир сотворили убийцу, пытавшегося возвыситься за счет страданий других.

В тюрьму злоумышленник не отправился: медэкспертиза признала его невменяемым. Волынского определили на принудительное лечение в лечебницу поселка Новый Абинского района Краснодарского края. По одной из версий, террорист скончался в стенах учреждения в середине нулевых. По другой, 78-летний Волынский жив по сей день.