05/08/14
Лихорадка Эбола: ждать ли глобальной эпидемии?

Мир снова заговорил о лихорадке Эбола. Её жертвами уже стали больше 700 человек, количество зараженных приближается к 2000. Учитывая трансконтинентальный характер последней вспышки смертельного заболевания, о нем уже говорят как о потенциальной глобальной угрозе.

Борьба человека с особо опасной инфекцией сродни мировой войне – глобальна и кровопролитна. 1 сентября – не только начало самой большой трагедии в истории человечества, но и начало небольшого сражения в 1976 году в Заире, принимающего сегодня трансконтинентальный масштаб.

Речь о геморрагической лихорадке, вызванной вирусом Эбола, унёсшей за последние полгода более 700 жизней людей, проживающих на 3 из 5 континентов. Имея почти сорокалетнюю историю изучения, недуг остаётся непобеждённым, несмотря на колоссальный уровень развития медицины по сравнению с 70-ми годами прошлого века.

Читая отчёт Всемирной Организации Здравоохранения (Bull World Health Organ 56: 271–293), описывающий события первой вспышки лихорадки, невольно появляются ассоциации с военными хрониками: «16 сентября – первые 17 поражённых, 21 сентября – эпидемия, 30 сентября – 11 из 17 из первых заболевших скончались, 27 октября – сотни пострадавших уже в 8 соседних деревнях Заира и Судана...».

Лишь в ноябре после создания международной врачебной комиссии были организованы и начали активно работать госпитали и лаборатории, позволившие предупредить дальнейшее распространение этой особо опасной инфекции. В январе 1977 года ВОЗ объявила о «победе». Все поражённые либо поправились, либо скончались. Верх был одержан в сражении, но не в войне.

Следующая крупная вспышка заболевания была в 1995 в Конго, далее 2000-2001 годах в Уганде, в 2007 году в Конго и, наконец, в 2014 – Либерия, Сиерра-Леоне, Гвинея. Важно отметить, что если в ХХ веке заражённые были лишь среди аборигенов и людей, которые профессионально связаны с изучением лихорадки, то сегодня среди поражённых числятся и обычные туристы.

Что мы знаем о лихорадке

На сегодняшний день нет полного понимания путей передачи инфекции, её резервуаров, и как следствие, нет чётких рекомендаций по профилактике, предотвращению новых вспышек, в том числе трансконтинентального масштаба. Но самое главное не это. На сегодняшний день не существует универсальной вакцины, позволяющей радикально бороться с недугом.
Ещё в 2012 году Джин Олингер (J. Olinger), вирусолог из Института инфекционных заболеваний армии США, отметил, что вакцину можно получить только через 5-7 лет при условии регулярного финансирования исследований. Но до 2014 года эти работы и вовсе были приостановлены.

Как можно бороться со смертоносной болезнью

По мнению Хайнца Фельмана (Heinz Feldmann), основных направлений несколько: продолжение исследований интерферон-подобных препаратов, усовершенствование вакцин против вируса Эбола (VSV-based filovirus vaccines, VSV-based filovirus vaccines, adenovirus-based filovirus vaccines – три основные группы вакцин, созданных на основе разных групп вирусов), создание препаратов, вызывающих нарушение деления РНК вирусов, исследование передачи вируса как in-vitro, так и in-vivo, противоэпидемиологические мероприятия.

Насколько опасна лихорадка для России и Европы

Как считают Адам Нил и Пир Роллин (Adam MacNeil, Pierre E. Rollin) из Университета Техаса лихорадка опасна преимущественно для жителей Центральной Африки, и причины этого очевидны – эндемичность заболевания, низкий уровень медицинской профилактики, отсутствие чёткой и работоспособной структуры здравоохранения, отсутствие адекватного контроля за миграцией граждан как внутри страны, так и между соседними государствами.

Несмотря на очевидную необходимость создания вакцины, на сегодняшний день основными направлениями в борьбе с распространением лихорадки остаются противоэпидемиологические мероприятия. Особенно это касается международных аэропортов в крупных городах, в том числе в России.

Не формальные, как это принято на борту туристических лайнеров, прибывающих из Тайланда или Вьетнама, а полноценные и исчерпывающие. Нельзя пренебрегать измерением температуры тела, общим осмотром каждого прибывшего из стран Центральной Африки, дотошным опросом и выявлением характерных жалоб – озноба, боли во всех мышечных группах, и, самое главное, кровоточивости слизистых, образования подкожных геморрагий (синяков) без видимой причины.

Важно наблюдение в поликлинической сети в течение 3 недель от момента, когда человек покинул потенциально опасную в отношении заражения страну. И, конечно, повышение уровня информированности и настороженности граждан всех стран. Это вполне по силам ВОЗ и министерствам здравоохранения стран.

Перспективы и реальность

Вероятнее всего, последняя на сегодняшний момент вспышка лихорадки Эбола всколыхнёт интерес к этой проблеме мирового сообщества. Исходя из имеющихся публикаций в международной базе PubMEd, наибольший интерес к проблеме проявляют американские специалисты. Несколько реже встречаются публикации французских и бельгийских врачей. С чем это связано? – ответить обоснованно трудно. Ясно одно: в какой бы лаборатории мира ни было найдено решение проблемы, самое важное, чтобы это произошло в кратчайшие сроки, и результат стал доступен всем людям вне зависимости от социального положения и гражданской принадлежности.

Инфографика: vox.com