30/08/18
Лучшее и худшее оружие ленд-лиза, по мнению советских бойцов

В годы Великой Отечественной войны в СССР из США и Великобритании было поставлено немало образцов вооружения и военной техники. Правда, важнейшее значение, в сравнении с количеством, произведённым в СССР, имели поставки продовольствия, промышленного сырья, обмундирования, медикаментов, транспортных средств, а также взрывчатых веществ. Но и общее число оружия и боевой техники было приличным. Так, самолётов было поставлено 18,4 тыс. – 11,7% от изготовленного в СССР за годы войны, танков и другой бронетехники – 18,6 тыс. (16,3%), зенитных пушек калибра 40 мм – 5,5 тыс. (29,2% к числу однотипных орудий).

Не все поставлявшиеся образцы вооружения обладали сравнимым качеством. Некоторые из них направлялись в СССР уже лишь потому, что считались устаревшими у себя на родине. Другие превосходили любые аналоги, выпускавшиеся в Советском Союзе. Некоторые могли оказаться сложными в управлении, какие-то плохо годились для театра военных действий Великой Отечественной. Боевые качества их всех раскрывались уже в ходе сражений.

Истребители

Наверное, это был единственный вид военной техники по ленд-лизу, польза которого никогда не отрицалась даже в советское время. Хотя и здесь были свои как плюсы, так и минусы.

Благодаря подвигам Александра Покрышкина прославился американский истребитель Р-39 «Кобра» («Аэрокобра»). До 1943 года, когда он пересел на этот самолёт, Покрышкин записал на свой личный счёт три сбитых самолёта противника, а уже в 1943 году, воюя на «Аэрокобре», он сбил 38 вражеских самолётов. Иногда называют другие цифры, но пропорция в любом случае примерно такая. Другой советский ас – Григорий Речкалов – с конца 1942 года также воевал на «Аэрокобре» и уничтожил на ней 53 или 59 немецких самолётов лично и 6 либо 4 – в составе группы. До этого на его счёту было три сбитых немецких истребителя. Так что в победах прославленных советских лётчиков была велика и заслуга американской техники.

У «Кобры» были свои недостатки, как у любого оружия. Например, самолёт легко сваливался в штопор по израсходовании всех боеприпасов – нарушалась центровка. Этих недостатков не было лишено и его продолжение – Р-63 «Королевская кобра» («Кингкобра»). Подполковник Ибрагим Дзусов, по свидетельству Покрышкина, сказал ему, представляя «Кобру»: «Самолёт хороший. По скорости не уступает «Мессершмитам» и имеет сильное вооружение». Это действительно было так, и очень важно для советских лётчиков. За время войны в СССР было поставлено 4423 «Аэрокобры» и 2397 «Кингкобр».

По-другому обстояло дело с британским истребителем «Харрикейн». Уже во время битвы над Англией в 1940 году он уступал немецким «Мессершмит-109». Тем не менее, в 1941-44 гг. союзники поставили в СССР 3082 единицы этих истребителей.

В своих мемуарах авиаконструктор Александр Яковлев привёл реплику Сталина: «Их «харрикейны» дрянь, наши лётчики не любят эти самолёты». Лётчик Александр Кутаков отмечал тихоходность этой модели, в сравнении с немецкими истребителями, хотя и называл среди её достоинств лучший обзор из кабины, чем на отечественных И-16, и радиофикацию. К слову, оснащённость средствами радиосвязи была преимуществом практически любой модели самолётов и танков, поставлявшихся в СССР по ленд-лизу, перед советскими. Другие прославленные лётчики – Георгий Зимин и Николай Голодников – отмечали неважные аэродинамические качества «Харрикейна».

Тем не менее, летопись Великой Отечественной полна успешных боёв, проведённых на «харрикейнах». Особенно прославились эти истребители в Заполярье, где на них, рядом с советскими лётчиками, воевали пилоты 151-го британского авиационного крыла. «Харрикейнами» была вооружена авиация тыловых районов ПВО, где обнаружилось недостаточное вооружение этих самолётов для атак немецких Не-111 и Ju-88. «Харрикейн» явно уступал новым типам советских самолётов, зато превосходил довоенные И-16, которые к началу войны составляли основу советского истребительного авиапарка. В начале Великой Отечественной войны даже «харрикейны» были прогрессом для советских ВВС.

У англичан имелись более совершенные истребители «Спитфайр», но их поставка началась только в 1943 году и производилась в очень ограниченных количествах. Ими вооружались в основном авиачасти Московской зоны ПВО, хотя есть свидетельства использования этих самолётов и в боях на фронте.

Бомбардировщики

За время Великой Отечественной войны в СССР было поставлено больше 3 тысяч американских средних бомбардировщиков А-20 «Бостон». В США его называли «штурмовиком», однако для уничтожения целей на поле боя в условиях советско-германского фронта он оказался непригоден из-за слабого бронирования. Поэтому здесь его переквалифицировали во фронтовой бомбардировщик. Эффективность действия и живучесть А-20 превосходила таковую у Пе-2 – основного советского аналога. Особенно отмечали лётчики удобство для экипажа (в частности, отапливаемую кабину). Впрочем, почти вся техника, поставлявшаяся из США и Англии в СССР, отличалась этим от советской.

Танки

Среди танков, поставлявшихся в СССР, также были самые разные. Так, американские М3 «Генерал Ли» (СССР их получил почти тысячу) советские танкисты прозвали «братской могилой для семерых». При большой высоте (что повышало их уязвимость) они отличались ещё плохой проходимостью, громоздкостью и недостаточным бронированием при напичканности вооружением. Плохие характеристики, для советских боевых условий, были и у британских лёгких танков «Валентайн» и средних «Матильда».

В июле 1942 года, при попытке советской 5-й танковой армии контратаковать под Воронежем, много этих тихоходных «Матильд» пришлось бросить. Для наступательного боя они не годились. В августе 1943 года под Спас-Деменском (Калужской области) части 5-го механизированного корпуса, вооружённого в основном «Валентайнами», понесли тяжёлые потери от немецкой противотанковой артиллерии. Тем не менее, «Валентайнов» и «Матильд» за годы войны было поставлено в СССР больше 4 тысяч.

Гораздо лучшими качествами отличались американские «Шерманы» (основной боевой танк экспедиционных сил США в Европе с июня 1944 года), начавшие поступать в части РККА в том же году. Их было поставлено больше 3600 штук. Хорошо помог Красной армии и тяжёлый британский танк «Черчилль», хотя его и было получено всего 300 единиц. Но во время Курской битвы в июле 1943 года это был единственный танк советских войск, лобовая броня которого могла выдержать попадание снаряда тяжёлого немецкого «Тигра».