09/05/18
«Люди-торпеды»: как они потопили линкор Новороссийск в 1955 году

Итальянская газета Cronologia 19 ноября 1943 года опубликовала статью, в которой говорилось:

«Муссолини реорганизовал фашистскую милицию, 100 тысяч добровольцев влились в её ряды. Приблизительно десятью тысячами из них будет укомплектована MAS».

MAS (Motoscafo Armato Silurante) - вооружённые торпедные катера. С их помощью специально обученные ныряльщики пробирались в порты и подводили взрывчатку к подводной части вражеских кораблей. Руководил этим подразделением капитан 2-го ранга (capitano di fregata), опытный военный моряк и подводник, отпрыск одной из знатнейших дворянских фамилий – принц Боргезе.

Техника подводных диверсий

Первые попытки итальянцев взрывать вражеские корабли при помощи диверсантов делались ещё во время Первой мировой войны.

Предполагалось подбираться к судам вплавь, буксируя 100-килограммовую мину из прессованного тротила. Затем мину нужно было закрепить вертикально у подводной части борта корабля и завести часовой механизм. Этот способ был признан слишком сложным, и начались разработки торпеды с внешним управлением. Новый аппарат двигался при помощи сжатого воздуха и имел мощные магниты для крепления к стальному борту корабля. Верхом на торпеде сидел человек, которого прикрывал от волн небольшой щит из оргстекла. В арсенале имелись пневматические инструменты для разрезания заграждений из сетей и тросов. Торпеда могла передвигаться и под водой, и по водной поверхности.

Дела Италии с военным флотом во Второй мировой войне обстояли неважно, и оперативно решить эту проблему было невозможно. В 1936 году адмирал Фалангола дал разрешение на создание нескольких управляемых торпед и обучение добровольцев. На основе этого начинания была создана 10-я флотилия MAS под управлением Валерио Боргезе, прозванного Чёрным Принцем.

Тактика применения

Корабль или подлодка-носитель ночью подходили ближе к месту атаки. Экипаж торпеды состоял из двух человек. Выход производился через люк, экипаж включал торпедный двигатель и шёл ко входу в гавань, при необходимости скрываясь под водой и используя кислородные приборы. Скорость была порядка 5 км/ч. Если гавань имела заграждения, под них подныривали либо прорезали проход. Затем экипаж направлял торпеду к кораблю и крепил её к борту. Включался отсчёт часового механизма. После завершения минирования экипаж вплавь добирался до берега или судна поддержки и пытался незаметно покинуть зону проведения операции.

Диверсия в Александрии

Пилотируемые торпеды получили название «Майале» - «поросёнок». Самая удачная операция с их участием была проведена в декабре 1941 года, когда атаке подверглась база британского флота в египетском порту Александрия. Подводная лодка «Ширё» выпустила три «Майале», которые проникли в гавань, где в это время находились линкоры «Куин Элизабет» и «Вэлиант», несколько эсминцев и транспортные суда. Итальянцам удалось незаметно проскочить сквозь ворота в боново-сетевом заграждении в кильватерной струе британских эсминцев, которые в это время заходили в гавань. Лейтенант де Ла Пенне и унтер-офицер Бьянки должны были атаковать линкор «Вэлиант». Хотя кислородный аппарат Бьянки отказал, а винт торпеды заклинило, де Ла Пенне сумел руками протащить её по дну последние несколько метров. Оба итальянца вынырнули у борта линкора и были взяты в плен. Они отказались отвечать на вопросы и были помещены в один из внутренних отсеков линкора совсем недалеко от того места, где был установлен заряд. За десять минут до взрыва де Ла Пенне потребовал встречи с капитаном и сообщил о скорой детонации. Они ещё находились на корабле, когда произошёл взрыв.

На несколько минут раньше взорвался заряд, установленный под днищем линкора «Куин Элизабет» инженер-капитаном Марсельей и водолазом унтер-офицером Скергатом. В это время сам адмирал Каннингхэм стоял на корме линкора. Как он вспоминал, «его подбросило в воздух футов на пять», когда корпус корабля содрогнулся от взрыва. Марселья и Скергат были взяты в плен через три дня на берегу. Третья торпеда, которой управляли капитан Мартелотта и унтер-офицер Марино должна была взорвать гружёный танкер. Кроме собственно торпеды подводники имели 6 кальциево-карбидных зажигательных патронов. Прикрепив торпеду к днищу танкера «Сагона», итальянцы установили взрыватели патронов так, чтобы они загорелись после взрыва танкера и подожгли разлившуюся нефть. Но этот приём не сработал, хотя «Сагона» и стоявший у борта танкера эсминец «Джервис» были серьёзно повреждены. Мартелотта и Марино были захвачены в плен на берегу.

Ценой трёх торпед «Майале» и шести человек удалось изменить баланс морских сил на Средиземном море. Однако итальянское командование оказалось неспособно использовать внезапно появившееся превосходство, а потом обвиняло немцев в том, что они не поставили Италии достаточно нефти для ведения морских операций.

Гибель линкора «Новороссийск»

Одним из кораблей, которые после Второй мировой войны по репарации достались Советскому Союзу, был линкор «Юлий Цезарь» (Giulio Cesare) – один из легендарных кораблей итальянского военного флота. Линкор получил новое имя «Новороссийск». У итальянских военных, журналистов, политиков передача этого корабля СССР вызвала яростный протест, а Валерио Боргезе поклялся, что под советским флагом он ходить не будет.

После модернизации «Новороссийск» принимал участие в празднике по случаю 100-летия обороны Севастополя и на ночь был ошвартован на внутреннем рейде. В ночь на 29 октября 1955 года с промежутком в 30 секунд произошли два сильных взрыва. К месту происшествия прибыл вице-адмирал Пархоменко, но он не сориентировался в обстановке: остановил начатую буксировку на мелководье и не сразу позволил начать эвакуацию моряков. В результате линкор перевернулся и исчез под водой. Погибли 829 человек, включая спасательные команды с других кораблей.

Версия о том, что корабль подорвался на подводной немецкой мине типа RMH или LMB, представлялась несостоятельной, так как спустя 10 лет после войны такие мины были уже неработоспособными. Линкор «Новороссийск» планировалось оснастить ядерными снарядами, и он стал бы серьёзным соперником для блока НАТО. Поэтому специалисты изначально не сомневались в намеренной диверсии и провели ряд расследований.

В журнале «Независимое военное обозрение» была опубликована статья капитана 2-го ранга запаса Сергея Елагина:

«Можно с уверенностью сказать, что атаку «Новороссийска» проводили настоящие профессионалы, специалисты своего дела. Их в то время было так мало, что не составляло большого труда назвать поимённо каждого! Это могли быть только боевые пловцы из итальянской флотилии MAC, британской 12-й флотилии или германского соединения «К». Других специалистов с практическим боевым опытом в Европе и НАТО просто не существовало».

Капитан перового ранга, военный историк Бар-Бирюков провёл расследование и по своим каналам добыл информацию о намеренном подрыве восемью подводниками MAS. Его информатором был непосредственный участник операции по имени Николо. Во время войны подводные диверсанты MAS базировались в Крыму и хорошо знали местный рельеф. Торпеды были выпущены ночью с проходящего торгового судна.

Французский биограф Боргезе - Пьер Демаре - осторожно пишет о 1950-х годах, что “это был период попыток, иногда удачных, саботажа на передаваемых Италией победившим союзным державам военных кораблях”.

По странному стечению обстоятельств 29 октября 1955 года все итальянские торговые суда ушли из Крыма.

Чёрный Принц Валерио Боргезе в ноябре 1955 года получил очередную награду.