13/06/17
Мария Октябрьская: на личном танке против вермахта

Чтобы отомстить за погибшего мужа, она купила танк. И отправилась на нем мстить фашистам.

До войны

Мария Васильевна Октябрьская была образцовой женой офицера. Выйдя замуж за курсанта кавалерийской школы Илью Рядненко в 1925 году, Маша, урожденная Гарагуля, согласилась с мнением мужа, что теперь, раз возникла новая советская семья, все у них должно быть новое, в том числе, и фамилия. И молодые супруги взяли себе фамилию Октябрьские.

Родившись в многодетной крестьянской семье, Мария была хорошей хозяйкой и искусной мастерицей во всем, что касалось женских рукоделий. Дом она вела образцово, прекрасно готовила и всегда великолепно выглядела. Переезжая за мужем-офицером из гарнизона в гарнизон, Мария неизменно становилась законодательницей мод среди других офицерских жен, у нее учились со вкусом одеваться и достойно держать себя.

При этом, Мария отнюдь не была «кисейной барышней» -- она научилась стрелять из пулемета, водить машину, прошла курсы медицинской помощи.

Когда началась война, Мария с мужем жили в Кишиневе. Илья Октябрьский тогда служил в 134-ом гаубичном артиллерийском полку.

В эвакуации

На следующий день после начала войны Мария Октябрьская вместе с другими членами семей офицеров была эвакуирована в Томск. Здесь она вспомнила свою довоенную профессию, начав работать телефонисткой.

В августе 1941 года Мария Васильевна получила «похоронку» на мужа. Полковой комиссар Октябрьский сам повел бойцов в атаку, и был сражен пулеметной очередью.

Мария тут же бросилась в военкомат с просьбой отправить ее на фронт. Она умеет стрелять, она прошла курсы санинструкторов, она справится! Однако, на все просьбы следовал отказ. Мария перенесла тяжелую болезнь – туберкулез шейного позвонка, и она не очень молода для фронта, ей уже 36 лет.

И тогда Мария Октябрьская решает купить танк. Ничего невероятного в таком замысле не было, тогда по всей стране шел сбор средств на боевую технику и вооружение. Однако, танк стоит очень дорого! Даже продав все, что у нее есть, женщина вряд ли смогла бы насобирать на боевую машину. Вот тут и пригодились навыки искусной вышивальщицы. Придя домой с дежурства на телефонной станции, Мария садится за пяльцы, и вышивает салфетки, скатерти, полотенца. Вся эта красота уходит влет, и поступают новые и новые заказы. И так – месяц за месяцем. Нужная сумма – 50 тысяч рублей – была собрана и отправлена в Госбанк к весне 1943 года.

Телеграмма в Кремль

Собрав деньги, Мария идет на отчаянный шаг, она отправляет телеграмму Сталину. Вот что было в ней сказано: «Дорогой Иосиф Виссарионович! В боях за Родину погиб мой муж — полковой комиссар Октябрьский Илья Федотович. За его смерть, за смерть всех советских людей, замученных фашистскими варварами, хочу отомстить фашистским собакам, для чего внесла в госбанк на построение танка все свои личные сбережения — 50 000 рублей. Танк прошу назвать «Боевая подруга» и направить меня на фронт в качестве водителя этого танка. Имею специальность шофера, отлично владею пулеметом, являюсь ворошиловским стрелком. Шлю Вам горячий привет и желаю здравствовать долгие, долгие годы на страх врагам и на славу нашей Родины. Октябрьская Мария Васильевна».

И очень скоро пришел ответ: «Тов. Октябрьской Марии Васильевне. Благодарю Вас, Мария Васильевна, за Вашу заботу о бронетанковых силах Красной Армии. Ваше желание будет исполнено. Примите мой привет. И. Сталин».

Экипаж «Боевой подруги»

Осенью 1943 года в Белоруссии, в составе 2-го батальона 26-й гвардейской танковой бригады 2-го гвардейского танкового корпуса появился танк, на башне которого красовалась надпись «Боевая подруга». Экипаж «тридцатьчетверки» состоял из командира – лейтенанта Петра Чеботько, сержанта Геннадия Ясько, стрелка-радиста Михаила Галкина и механика-водителя сержанта Марии Октябрьской.

Бойцы, конечно же, просто столбенели, видя в составе экипажа боевой машины женщину. Скоро ее история облетела весь танковый корпус. И, надо сказать, никто из танкистов никогда бы не сказал, что Мария находится здесь просто по причине «женской блажи». Окончив с отличием Омское танковое училище, она сражалась не хуже самых закаленных бойцов, в сложной боевой обстановке не терялась и не пугалась, ведя танк с тем же виртуозным искусством, с каким прежде управлялась с иголкой. Например, в бою за деревню Новое Село, танк «Боевая подруга» уничтожил пушку и 50 немецких солдат и офицеров. Машина была подбита, и не могла покинуть поле сражения. Экипаж танк не оставил и двое суток огнем из бортового и личного оружия обстреливал немцев, пока не пришли на помощь свои. Танк пришлось отбуксировать на ремонт, а Мария в том бою получила легкое ранение. Но фронт она не оставила и продолжала сражаться.

Последний бой

В январе под Витебском, где шли тяжелые бои, в одном из сражений у железнодорожной станции Крынки, механик-водитель танка «Боевая подруга» раздавила своей боевой машиной 2 пулеметные точки и два десятка вражеских солдат и офицеров. Снарядом танку перебило гусеницу. Механик-водитель Октябрьская под огнем противника приступила к ремонту. И получила тяжелое ранение в голову.

Врачи госпиталя в Смоленске, куда была доставлена женщина, делали все, что могли, чтобы спасти ее, но ранение оказалось слишком тяжелым: осколок достиг полушария мозга.

Письмо от «сыновей»

Детей у Марии Октябрьской не было, так уж получилось. Однако, все молодые танкисты, ее сослуживцы, звали ее мамой. Вот такое письмо от своих нареченных сыновей получила Мария Октябрьская, когда лежала в госпитале: «Здравствуйте, наша мама Мария Васильевна! Желаем вам самого скорого выздоровления. Мы глубоко верим, что наша «Боевая подруга» дойдет до Берлина. За ваше ранение мы будем беспощадно мстить врагу. Через час уходим в бой. Обнимаем вас все. Привет вам шлет наша «Боевая подруга». Это письмо доставил ей майор Топок. Он и стал последним посетителем, которого врачи допустили до раненой женщины.

После этого ее состояние стало ухудшаться. Почти все время она была без сознания, и 15 марта 1944 года ее не стало.

Память

2 августа 1944 года Указом Президиума Верховного Совета СССР за мужество и героизм, проявленные в боях, гвардии сержанту Октябрьской Марии Васильевне присвоено звание Героя Советского Союза (посмертно).

Танк, приобретенный Марией Васильевной, был уничтожен немцами в одном из боев. Однако, молодые танкисты в память о своей погибшей маме, написала на башне одного из новых танков слова «Боевая подруга». После боев за Минск этот танк был списан. Но гордая надпись появилась на башне следующего танка, а после того, как и этот танк был подбит, на башне еще одного, и «Боевая подруга» продолжала сражаться с немцами до самого Кенигсберга, где и закончила войну.