13/11/18
Маркс и Энгельс: как они относились к России на самом деле

Трудно отделить высказывания Карла Маркса от изречений его друга и единомышленника Фридриха Энгельса, тем более, что работы кого-то одного из них нередко публиковались под именем другого. Порой историки не могут разобрать, кому в точности принадлежит то или иное сочинение «основоположников». Поэтому рассмотрим их совместное отношение к России и русским.

Россия в европейской политике

Неудивительно, что Маркс и Энгельс, как революционеры, рассматривали роль России в Европе того времени как исключительно реакционную, как роль жандарма. Исторические события позволяли легко обосновать и проиллюстрировать эту точку зрения. После изгнания Наполеона и Венского конгресса 1815 года Российская империя была вдохновительницей Священного Союза, направленного на борьбу со всеми либеральными движениями и демократическими революциями в Европе. При её поддержке посылались войска французских Бурбонов и австрийских Габсбургов на подавление революций в Испании и Италии в 1820-е гг. В 1830-1831 гг. Россия подавила стремление Польши к независимости, а в 1849 году русская армия по просьбе австрийского правительства разгромила революцию в Венгрии.

При этом Марксу и Энгельсу приписывается много цитат, подтверждающих их истовую ненависть не только к российскому царизму, но и к русским как народу. Как правило, источники этих цитат отсутствуют или идут ссылки на непереведённые на русский язык работы «основоположников» либо на статьи в несохранившихся периодических изданиях. Первое место среди таких «скрытых» работ Маркса занимают его «Разоблачения дипломатической истории XVIII века» (известные также как «Тайная дипломатия XVIII века»). Однако эта незавершённая книга была целиком издана на русском языке в 1990 году Институтом марксизма-ленинизма при ЦК КПСС (!). В этой статье мы будем опираться только на проверенные цитаты в надёжных источниках.

Наследие монгольских ханов

Свою «Тайную дипломатию» Маркс писал в 1856-1857 гг., по горячим следам Крымской войны. В четвёртой главе данной работы он сделал попытку дать общий обзор русской истории и понять, «как могла эта держава или этот призрак державы умудриться достичь таких размеров, чтобы вызывать, с одной стороны, страстное утверждение, а с другой – яростное отрицание того, что она угрожает миру восстановлением всемирной монархии?»

Маркс отделяет историю России от истории древней Руси до монгольского нашествия. Политика Руси (Киевской) была, по его мнению, «не более и не менее, как политика германских варваров, наводнивших Европу». «Колыбелью Московии, – утверждал Маркс, –было кровавое болото монгольского рабства, а не суровая слава эпохи норманнов. А современная Россия есть не что иное, как преображённая Московия».

Иван Великий, которого «сами русские историки… изображают заведомым трусом», стал основателем московского деспотизма, свергнув монгольское иго «не одним смелым ударом», а «исподтишка», и уничтожив вольность древнерусских республик, после чего начал экспансию в направлении Западной Европы. Эта экспансия, цели и методы которой были усовершенствованы Петром Великим, и определяет с тех пор политику России, по убеждению Маркса.

«Московия была воспитана и выросла в ужасной и гнусной школе монгольского рабства, – писал “основоположник”. – Она усилилась только благодаря тому, что стала virtuoso в искусстве рабства. Даже после своего освобождения Московия продолжала играть свою традиционную роль раба, ставшего господином. Впоследствии Петр Великий сочетал политическое искусство монгольского раба с гордыми стремлениями монгольского властелина, которому Чингисхан завещал осуществить свой план завоевания мира».

Однако ошибутся те, кто станет рассматривать эту работу Маркса исключительно как антироссийскую. «Разоблачения…» имели характер, прежде всего, антибританского исторического памфлета. Маркс хотел показать, что Англия несёт историческую ответственность за то, что Россия стала угрожать Европе. «Разве сам факт, что превращение Московии в Россию осуществилось путем ее преобразования из полуазиатской континентальной страны в главенствующую морскую державу на Балтийском море, не приводит нас к выводу, что Англия, величайшая морская держава того времени, … должна быть причастна к этой великой перемене?» По-видимому, Маркс был расстроен тем, что в завершившейся незадолго до этого Крымской войне Англия не добилась решающего поражения России.

Россия и революция

Маркс и Энгельс рассматривали историческую роль народов исключительно через призму их отношения к революции. Поэтому они крайне отрицательно оценивали славян (за исключением поляков) во время европейских революций 1848-1849 гг. Молодой Энгельс в своей работе «Революция и контрреволюция в Германии» (1852) рассматривал чехов и хорватов (словаков и словенцев он вообще не знал) как нации, которым самой историей предначертано исчезнуть, чтобы очистить место для прогрессивных народов – немцев и венгров. Будучи последователями Гегеля, «основоположники» считали, что все нации делятся на «исторические» и «неисторические». Поэтому чехи и хорваты, по мнению Энгельса, действовали в интересах общеевропейской реакции, вдохновляемой Россией.

У Энгельса в этой работе Россия предстаёт страной, стремящейся подчинить своему влиянию всю Европу и придумавшей для этой цели идеологию панславизма. Характерен такой пассаж: «В кабинетах нескольких славянских историков-дилетантов возникло это нелепое… движение, поставившее себе целью… подчинить цивилизованный Запад варварскому Востоку, город – деревне, торговлю, промышленность, культуру – примитивному земледелию славян-крепостных. Но за этой нелепой теорией стояла грозная действительность в лице Российской империи – той империи, в каждом шаге которой обнаруживается претензия рассматривать всю Европу как достояние славянского племени и, в особенности, единственной энергичной его части – русских».

Однако в дальнейшем, по мере развития революционного движения в России, у «основоположников» появились и другие нотки. Показательно их предисловие к русскому изданию 1882 г. «Манифеста коммунистической партии», в котором говорилось, что «теперь… Россия представляет собой передовой отряд революционного движения в Европе».

Чуть ранее, в 1881 году, Маркс получил письмо от русской революционерки-эмигрантки Веры Засулич, чуть позже объявившей себя марксисткой, с просьбой изложить свой взгляд на перспективы революции в России. И Маркс написал несколько вариантов ответного письма, в которых изложил теорию, что Россия, несмотря на свою отсталость по сравнению с Европой, действительно может стать первой страной, в которой разразится социальная революция. Правда, ни одного из этих вариантов он не отослал.

Итак, отношение Маркса и Энгельса к России было отношением политических прагматиков, ставящих во главу угла интересы, как они считали, мировой рабочей революции.