Маршал Устинов: каким был лучший министр обороны СССР

Дмитрия Устинова называют лучшим министром обороны из всех, когда либо занимавших эту должность в СССР. В годы войны Устинов буквально спас военную промышленность и развил её до невиданных высот. Он был человеком дела и веры в государство

Трудоголик

Одним из основных качеств Устинова, чем бы он ни занимался, было его завидное трудолюбие, даже трудоголизм. Генерал-полковник Илларионов, проработавший с Устиновым бок о бок больше 30 лет, вспоминал, что когда Устинов стал министром оборонной промышленности, то еженедельно лично объезжал заводы, работающие на «оборонку». Причем делал он это во внеурочное время. Мог приехать в 10 вечера и до 4 утра проводить осмотр, беседовать с рабочими и дирекцией. Илларионов даже сказал, что Устинов всю свою жизнь спал не дольше двух-трех часов в сутки.

Когда Устинов, уже будучи министром обороны, ездил по стране, то всегда отказывался принимать участие в традиционных застольях, организуемых к приезду высокого гостя. Он говорил: «Вы посидите, покушайте, а я пойду с солдатами и офицерами пообщаюсь». Генерал-полковник Ивашов, также долго проработавший рядом с Устиновым утверждал, что после того, как Дмитрий Федорович стал министром обороны, пьянки, гулянки, поездки на охоту среди сотрудников оборонного ведомства прекратились (хотя были многолетней традицией). Для Устинова не существовало ничего, кроме работы, государственной службы.

Технократ

Устинов с юности живо интересовался всем, что связано с техникой. Он получил хорошее инженерное образование. Любовь к механизмам, к техническим достижениям он пронес через всю жизнь и это горение замечали все. В 29 лет он стал директором завода, удостоился Ордена Ленина, в 32 с половиной - наркомом вооружения. Устинова не «двигали», его заметили, в том числе лично Сталин.
Устинов делал ставку на технику, за что его даже называли технократом, но именно тогда, когда он был министром обороны в советской армии появились стратегические и оперативно-технические ракеты, МиГ-29 и Су-27, комплексы С-300, современное военно-морское вооружение, БМД и БМП. Инновационная военно-техническая политика Устинова не всегда воспринималась однозначно, но он интуитивно чувствовал приоритетность видов вооружения. До сих пор оборонная промышленность России работает по «устиновским схемам».

Сталинская закалка

Кадровая политика Сталина основывалась на том, что он собирал вокруг себя людей новой формации, которые не знали «старого режима», а потому были верны партии и ему лично. Устинов был как раз из таких. Его называли «сталинским наркомом» не случайно, преданность Дмитрия Федоровича определенно заслуживала уважения. Он не отрекся от Сталина даже в годы развенчания культа личности. Генерал-лейтенант Иван Устинов вспоминал: «На последнем учении, после которого его на самолете отправили больным, мы сидели в его резиденции с 9 до 3 утра. Он всем интересовался — и делами, и в персональном плане… В конце концов я ему напомнил: „Дмитрий Федорович, пора и отдохнуть, ведь по плану в 9 часов утра начало учения“. — „Иван Лаврентьевич, не беспокойтесь, я сталинской закалки“.

Кризис-менеджер

32-летний Устинов был назначен наркомом вооружения за несколько дней до начала войны. Несмотря на молодость, он проявил себя как блестящий кризис-менеджер.

За первые три месяца войны он организовал эвакуацию на Восток больше 1360 крупных предприятий наркомата. В сложнейших кризисных условиях Устинову удалось не только сохранить, но и увеличить выпуск продукции наркомата в Москве, Ленинграде, Туле и ряде других городов СССР. Падение производства удалось прекратить уже к декабрю 1941 года, а уже с начала следующего года начался общий рост производства. К концу 1942 года план по «оборонке» не только выполнялся в полном объеме, но и перевыполнялся. Устинов прекрасно знал все проблемные места производства, лично был знаком не только с директорами заводов, но и со всеми начальников цехов, лучшими рабочими и инженерами. Поразительно, но стратегический план по переоснащения промышленности он составил в кратчайшие сроки. Уже через три дня после назначения документ был на столе у Сталина. Генсек, известный своей въедливостью, утвердил план Устинова, не изменив в нем ни строчки.

Кадровик

Устинов хорошо разбирался в людях и всегда стремился работать с лучшими из лучших. Его подопечные должны были сочетать в себе качества как военные и инженерные, так и человеческие. Генерал-полковник Ивашов рассказывал, что перемещения в ведомстве Устинова проходили исключительно по профессиональным качествам. Он никого не «задвигал» и не протежировал. Устинов без колебаний снял с поста начальника Генштаба Куликова, которого отличала воинская дисциплинированность и бескомпромиссность, но в нем не было нужной для начальника Генштаба в новых условиях гибкости и интеллигентности. Поэтому на этот пост Устинов поставил маршала Николая Васильевича Огаркова, который был человеком широких взглядов и мог даже, по выражению Ивашова, на равных дискутировать с полковниками.