10/11/18
Морис Жанен: как французский генерал стал главным "иудой" Гражданской войны в России

"Генерал без чести", "белогвардейский Иуда" — эти и аналогичные прозвища получил французский генерал Морис Жанен, направленный в декабре 1919 года на помощь войскам интервентов и терпящей поражение армии генерала Колчака. Сам он обвинения в предательстве отрицал, обращая в своих дневниках внимание на то, что по сути именно он был назначен Главнокомандующим русско-союзными войсками, но фактически оказался заложником нежизнеспособных на практике решений и приказов Колчака, которые впоследствии и привели к трагедии.

Более того, уже после ареста Колчака и по возвращении Жанена на родину, во Франции он был представлен к высокой награде, Ордену Почетного легиона (1920 г. - 73.193.21.45). Тем не менее, в глазах белого офицерства и ряда его союзников, а также лично Колчака действия Жанена толковались исключительно как предательство.

Еще до гражданской войны французский генерал был прикомандирован к Российской Академии Генерального штаба, научился отлично понимать и говорить, писать по-русски. Во время Первой мировой командовал полком, впоследствии - был направлен в Могилев, в нашу Ставку. Осуществляя намерения Франции восстановить русско-германский фронт в 1918 году, заручившись поддержкой белогвардейского движения, Жанен был направлен в Сибирь для того, чтобы стать главнокомандующим войсками, в которые входили части сербов, румын, поляков, чехов, белогвардейцев и русских военнопленных, а также (по плану) французов, англичан, японцев и американцев, которые должны были присоединиться к течению позднее.

Но война окончилась, Германия капитулировала, потребность в создании фронта  отпала. А кроме того, Колчак категорически воспротивился передаче командования русскими войсками иностранцу. Фактически, Жанен оказался номинальным командиром, которому не желали подчиняться войска. Очевидец тех событий, генерал-лейтенант Филатьев в своих исследованиях и очерках, написанных им впоследствии в эмиграции во Франции "Катастрофа Белого движения в Сибири: 1918-1922 гг." писал, что разгрома армии Колчака можно было бы избежать, если бы Колчак передал власть по всем правилам Жанену, если бы "...идея великодержавности не мешала Колчаку видеть вещи в настоящем свете..."

С такой малопочетной ролью француз мириться не захотел и стал высказывать резко враждебную позицию в отношении Колчака лично и белого движения в целом. Так, в конце 1919 года он открыто поддержал организованное "Политическим центром" восстание против Колчака в Иркутске, а затем фактически санкционировал его выдачу эсерам из "Политического центра".

В книге "Окрест Колчака: документы и материалы" описывается, что действуя так, Жанен утверждал, что у него не было выбора, поскольку сложилась ситуация двойного подчинения и ряд военных, в частности,  Чехословацкий легион, проявили  неподчинению и призывали к открытому бунту. Стоит отметить, что даже предчувствовавший беду Колчак (он не раз говорил об этом в дороге) до последнего не мог поверить в возможность столь низкого предательства, слишком сильна была в нем вера в человеческое благородство. И лишь когда помощник коменданта чешского поезда зашел в вагон и сообщил, что Колчак выдается Иркутским властям, он воскликнул: "Значит, союзники меня предают!" Чем бы закончилось противостояние белого и красного движения, не будь в нем таких позорных страниц, неизвестно...